ja4menevo (ja4menevo) wrote,
ja4menevo
ja4menevo

Поедемте в Ганалулу...

По мотивам байки моего доброго знакомого. Имена изменены, события приукрашены... )))


Из кабины ЗИЛка, в котором они въехали на главную площадь, уездный город Z виделся немножко даже сказочным. Ночь, лёгкий морозец, только-только прихвативший тонким ледочком лужи, делал опавшие листья хрустящими, а дома - какими-то особенно чистыми. Впрочем, это вполне мог действовать на мозг каннабис, которым периодически восполняли недостаток дыма в лёгких. Сигарет потому что не было.

Оба наших героя не гнушались химических веществ, изменяющих сознание, поэтому их совершенно не удивила такая осенняя пастораль в самой глубинке России. Вылезая из кабины ЗИЛка, они с любопытством озирались по сторонам, разминали затекшие ноги, поводили плечами и всячески выражали готовность к приятному проведению ночи. Их звали Крис и Попович. Вид у них был слегка странный для маленького уездного городка: Крис был в кожаном реглане, сбоку которого явно выпирала волына, в стетсоне и казаках; а Попович, по роккерскому обычаю, был одет в косуху и казаки с цепями над каблуком, которые слега позвякивали в морозной тишине. На голове была бандана с черепом и костями. Крутые столичные перцы в патриархальном гопницком городке смотрелись как два павлина на помойке. Для провинциального глаза середины 90х такой прикид был характерен разве что героям американского кино.

- Мужики, - высунулся из кабины водила, - может всё-таки в машине поспите?
- Да вон здесь гостиница, мы уж лучше там, на белых простынях... - усмехнувшись, с лёгким чувством превосходства, ответил ему Крис. Денег в его кармане было много, и он был уверен, что на них он может купить здесь не только ночь в "хотеле", но и весь "хотель" разом.

"Хотель" они нашли по близости от пустого грязного рынка, где по пустым лоткам, на которых рано утром крестьянки выставляют молоко и творог, ветерок носил фантики и куски полиэтилена. Вид у гостиницы был весьма затрапезный, но героям нашим она показалась весьма уютной - настроение было благодушным, а вещества , принятые в дороге, делали реальность привлекательной. В недалёком будущем уже маячил комфортабельный номер и приветливые горничные в коротких юбочках и белых фартучках.

Попович дёрнул входную дверь. Заперто. Дёрнул сильнее. Дверь не поддалась. Тогда он громко и требовательно постучал. На стук никто не вышел.

- Да что они там, вымерли все, что ли! - Крис хотел сплюнуть, но вязкая слюна повисла на губе и он отёр её ркавом кожаного реглана. Слюна повисла на рукаве, а подбородок неприятно захолодило - морозец, так бодривший сначала, начинал крепчать. Всё-таки конец октября...

Попович ещё раз постучал. За дверью послышалось какое-то шевеление и в окне рядом с дверью появилось странное нечто, замотанное в платок, стало быть женского рода.

- Бабка, открывай, пусти ночевать!
- Закрыто всё, чё стучишь?- бабка испуганно смотрела в окно на друзей, всем видом выражая решимость не пускать.
- Бабка, мы тебе денег дадим, открой! - Крис был уверен, что уж за бабло в наш век развитого бандитизма кто угодно продаст что угодно. Он полез в задний карман джинсов, откинутая пола реглана обнажила кобуру на боку - бабку мигом снесло от окна, внутри послышался шум падающего ведра - с перепугу она уронила на него швабру, которой вооружилась на всякий случай.

Крис достал десятидолларовую бумажку и поднёс её к окну.

- Бабка, вот, это тебе лично!
- Нету мест!
- Ты нам раскладушку хоть в коптёрке поставь, я те ещё столько же дам!
Из недр гостиницы едва слышно прозвучало:
- Уходите, ироды! Щас милицию вызову!

Больше из-за двери никто не отзывался. Крис свернул деньги в трубочку, засунул их в замочную скважину:
- Ну, вот, бери, это ж тебе!

Никто не ответил.

- Ну, ссука старая... - Попович со злобой пнул дверь ногой.
- И чё? Куда пойдём?
- Да хуй знает, чё делать-то... Спать охота...

Мимо неторопливо пропыхтел автобус. Друзья проводили его взглядом, пока он не скрылся за углом. В автобусе наверняка было тепло...

- Слышь, Попович, тут точняк автовокзал должен быть. Пошли, может открытый...

Смешная наша пара двинулась от гостиницы в ночь, постукивая и позвякивая казаками о замерзшую грязь дороги. Автостанция была неподалёку - в двух кварталах, но друзья уже успели промёрзнуть, а действие веществ на морозе как-то начало быстро сходить на нет.

- Может дунем? А то чё-то уже не в кайф... - Крис достал уже забитую папиросу, щёлкнул понтовой зипповской зажигалкой и затянулся.
- Вот, сцуко, занесло нас в этот Мухосранск... - Попович озирался по сторонам, ему было стремновато курить шмаль вот так открыто на улице.
- Не ссы...
- Да ну, нах, хуй знает, какие тут менты...
- Давай, что ли, вдую... - дым в перемешку с морозым воздухом больно ободрал глотку Поповича и он закашлялся. Ночь из сказочной превращалась в кошмарную.
- Слышь, пойдём уже... Дубак, с-сука, я окоченел уже... Градусов десять, не меньше. И занёс нас ч-ч-чёрт! Надо было в машине оставаться. Хоть и сидя, зато в тепле.
- Да, блядь, кто ж знал, что эта кочерга старая в гостиницу не пустит! - Крис ещё раз затянулся - ему явно было гораздо лучше, чем Поповичу. Глаз его снова стал узким, на губах появилась глуповатая улыбка. - Слышь, мы с тобой здесь, как два попугая на ярмарке!

Попович усмехнулся:
-Да уж... Видок у нас для этого Пиздопроушинска экзотический... Пошли уже.

По счастью автовокзал оказался открытым. В зале ожидания было чуть теплее, чем на улице, и сначала два наших непутёвых героя пытались поспать сидя на скамейках, но быстро поняв, что сквозняк ещё хуже чем мороз, перебрались к батарее. Крис, длинный реглан которого вполне сошёл за подстилку, быстро уснул, а Попович долго ещё не мог закемарить, ёрзая на холодном полу. Наконец он додумался подстелить под зад каку-то картонку и , прислонившись спиной к батарее, стал проваливаться в тягучее марево отходнякового беспокойного сна...

И через этот тяжёлый полубред-полусон услышал он вдруг разговор.

- А что, уважаемый Апполинарий Андреевич, а вот представьте, что мы с Вами с этого автовокзала возьмём, да и поедем в Ганалулу!
- Помилуйте, любезный Константин Феоктистович, в это время суток автобусы на Ганалулу не ходят!
- Да ну и что, Апполинарий Андреевич, что с того, что не ходят? А мы вот представим, что вот подадут нам автобус на Ганалулу и мы поедем...
- Да, Константин Феоктистович, в Ганалулу нынче тепло, бананы к завтраку подают. Непременно, непременно надо ехать в Ганалулу!

От неожиданности услышанного Попович приоткрыл глаза, что бы посмотреть, кто это собрался в Ганалулу с этого забытого Богом местечка. Неподалёку от него, у соседней батареи, стояла здоровая картонная коробка, из неё были видны плечи и головы в вязанных шапочках двух БИЧей ( бывший интеллигентный человек), которые и вели эту затейливую беседу.

- А как Вы думаете, Апполинарий Андреевич, есть ли в Гагалулу попугаи?
- А мы с собой возьмём, Константин Феоктистович. Вот как только автобус подадут, мы возьмём попугаев и поедем в Ганалулу...

Попович улыбнулся, и подумав, что это мирный глюк изменённого сознания, снова задремал...

Когда он проснулся, никакой коробки, ни БИЧей в зале не было.

(с)
Tags: записки беглой горожанки, литературные четвергА, словоблудно
Subscribe

  • мой кинозал

    Был такой журнал раньше, "Караван историй". Я его очень любила, потому что там всегда были здоровские очень фотки всяких творческих и не очень…

  • вопрос залу

    Девушки-огородницы, признавайтесь, кто у меня спрашивал про сорт томатов "Столыпин"? Кому я обещала семена снять? Памяти нет совсем.

  • Я сделала это.

    Это мой первый опыт дрифтвуда. Больше месяца у меня ушло, что бы в перерывах между домашними делами, болезнью, огородом, декупажем, собрать деревяшки…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments