ja4menevo (ja4menevo) wrote,
ja4menevo
ja4menevo

Category:

"Ангелы все"

А.Белокуров
Продолжение.

*2.

Ангелы сидели на проводах и болтали ногами.

- Так вот, о крыльях. Если ты считаешь, что у ангела есть крылья и это самое главное, что есть у ангела – тогда выходит, что ангелы это особая порода птиц или насекомых. А это не так!
- ???
- Главное в ангеле – он идеальный исполнитель. Перед ним ставится задача – он ее исполняет. Вернее делает так, чтобы задача решилась, чтобы у нее появилось решение. От уровня сложности задачи, которую можно поставить перед ангелом зависит на какой ступени иерархии он находится. Чем выше сложность – тем выше его положение в иерархии. Понятно?
- В общих чертах...
- Если ангел перестает развиваться он остается на той же ступеньке иерархии, которой он достиг или его положение в иерархии неуклонно снижается, пока он не скатывается в самый низ...
- А как получаются падшие ангелы? Слушай?! А если бы я тогда упал вниз, я бы стал падшим? Я в фильме одном...
- Не говори глупостей. Падшие – это те, у кого демонтируют блок божественной любви. Божественная любовь – это такой принцип восприятия ангелом мира. Способность чувствовать и видеть Волю и Любовь Создателя во всех ее проявлениях. И они этого лишаются. Знаешь, как бедняги мучаются?
- А за что у них его изымают?
- За дело, конечно! За гордыню, привязанность и уныние... За неспособность выполнить поставленную задачу...
- Как же так? Ты же сам говорил, что ангел - идеальный исполнитель поставленной задачи? Почему же он вдруг оказывается неспособен? Создатель же не может ошибаться?
- Может… Но Он не ошибается.
- Значит, ошибаются ангелы?
- Ангелы, то же не ошибаются.
- Как же так?!
- Сам думай, ты же ангел.
- Но ведь и ты ангел?!
- И я думаю.

Они сидели на проводах и болтали ногами. Внизу шумела улица. Двигались машины, проходили пешие граждане. Пролетел и нагадил на лету серый голубь. Большой рыжий пес, долго и с явным удовольствием, метил фонарный столб.
Люди торопились по своим делам и просто поторапливлись, подгоняемые городским ритмом, невидимым, неслышимым, но чувствующемся каждой клеточкой тела, как некая странная форма принуждения. Они отражались в зеркалах витрин, в стеклах окон и машин, смутно переворачивались вниз головой в мокрой поверхности асфальта и множились, торопясь, входя и выходя, обгоняя и притворяясь серьезными и занятыми. Посредине толкотни, на тротуаре стоял молодой мужчина и с каким-то странным выражением смотрел прямо на ангелов.

- Эй, слышишь? Чего это он на нас так уставился?

Молодой толкнул «сержанта» локтем в бок. «Сержант» поморщился, буркнул в ответ.

- Так просто. И перестань, наконец, пихаться! Сколько повторять!?
- Ой, прости. Он точно на нас смотрит...

Ангел начал оглядываться на затянутое тучами небо за спиной, на мокрые крыши, на капли дождя летящие из плывущих над городом туч.

- Нет, точно на нас! Он что, нас видит что ли?!
- Не должен... Не святым не положено. А так, бог его знает...
- Его что, сам Бог знает?!
- Какой ты, все таки... Это выражение такое! А Бог – он на то и Бог, он всех знает!
- Как Санта Клаус?!
- Ты че?!! Дурак?!
- Ну... Я о том, что... Святой Клаус же знает всех детей, и их желания на каждый Новый Год...
- Запомни! Бог знает все, про всех и всегда, а не только про детей и на Новый Год! Люди в это верят. Ангелы, помимо прочего, должны эту веру поддерживать. Еще один такой вопрос и будешь с херувимами в пустыне калитку в Эдеме охранять! Понял?!
- Понял... А Он про всех – про всех все знает?..
- Он даже про Санту все знает!
- Ух ты! Ой, опять...
- Чего еще?!
- Он все равно смотрит...
- Вот я тебе обещаю – еще раз толкнешь и я тебе, со всем смирением, все перья повыщипаю! Понял?!

*3.

По скверу и среди мусорных куч уныло копошились адские страдальцы, удачно притворяясь бомжами. Среди них, то тут, то там мелькали мелкие бесы. Они творили свои бесовские делишки, сея болезни и раздор, стараясь не попадаться на глаза гневных божеств.
Гневные божества толпились возле кинотеатра, шумно дыша, демонстрируя друг другу оскаленные клыки и многочисленные конечности, вращая выпученными глазами, в поисках мелких бесов, удачно скрывающихся в понурой толпе адских страдальцев. Воздух подрагивал от гортанных взрыкиваний гневных божеств и визга, изловленных, таки и попираемых ногами, затаптываемых мелких бесов, подвернувшихся гневным божествам под ноги, под руку, на глаза.

*4

К паре ангелов, сидящих на скамейке бульвара робко материализовался бурят, судя по оранжевому облачению, четкам и сосредоточенному «ом-а-хум» – буддист. Он, нерешительно, топтался на мест, и никак не мог решиться на действие. Лицо его не выражало целую смесь эмоций – от страха, через непонимание и растерянность, к крайней степени удивления и он старался вернуть себе сосредоточенность и ясность присутствия. Получалось плохо. Было сразу видно, что он очень много чего не понимает, боится принять происходящее как данность и предполагает, что что-то пошло не так. Ни то что происходит, ни место где он оказался, ни ситуация в которую он попал не были для него ни желаемым, ни приемлемым. Вероятно, он сейчас пребывал в бардо борьбы со своими представлениями о своем же посмертном существовании.

- Да ты уж проходи, садись. Нечего у лавки топтаться.
- Я по-русски плохо понимаю… – донеслось в ответ.
- Но меня ведь ты понимаешь?
- Угу.
- Что? Колбасит?

Ангел-буддист как бы прислушался к себе.

- Ага.
- А ты как хотел? Ничего, скоро привыкнешь. Кстати – ты теперь ангел...

Может, это и не было последней каплей, но бурят почти вышел из себя.

- Да ты что говоришь такое?! Я же не христианин! Я – буддист! Какой из меня ангел?!
- Обычный. Я тебе говорю – привыкнешь.
- Я же бурят! Буддист! Какой ангел, нак?!
- Не шуми. Будешь шуметь – станешь ангел-скорбное понимание.
- …
- Что не нравится-то?! Ты чего хотел? Из иллюзии сансары-нирваны выйти? Прекратить цепочку перерождений? Ну и че ты теперь орешь? Ты – ангел! Мы, ангелы, не бесполые, но вечные существа. И никакой сансары! Ясно?
- Ясно...
- Будешь пока под моим началом, а там как бог даст.
- Ясно...
- Ну, тогда привыкай. Держись ближе ко мне. Если что-то неясно – спрашивай.
- Ясно… – и присел на край лавочки, сосредоточившись на нитке четок быстро текущей сквозь его пальцы.

Закончив объяснение старший порылся в карманах, извлек пачку сигарет, достал, щелкнул зажигалкой и прикурив, выпустил большой клуб дыма. Лицо ангела-бурята вытянулось, глаза округлились, он даже четки перестал перебирать.

- А как же?...
- Устав допускает. – сказал – отрезал. А потом, немного смущенно добавил. – Брошу. Честно, брошу…


*5.

Крыши над бульваром напоминали диковинную горную страну. В размытом, дымкой тумана и низкими тучами, свете, они серебрились изломами металла и казались отражением облаков. Ангелы стояли на краю и молча наблюдали за происходящим на бульваре. Теперь их было четверо. Но четвертый стоял чуть в стороне. Ангелы стояли и ждали чего-то. Собственно, больше ничего особенного и не происходило.

- Чего ждем-то?
- Ничего...
- Слушайте, может я слетаю? Посмотрю чего там?
- Ну, слетай, посмотри...
- Я мигом! – он метнулся от края к коньку крыши.

Там чуть присел, как спортсмен берущий высокий старт и стремительно бросился к краю крыши остервенело размахивая крыльями, оттолкнулся от жести и еще сильнее работая крыльями перескочил ограждение...

- Стой! Раз-два...

Ангел тут же застыл в воздухе в совершенно неподобающей позе.

- «Мигом» – это приблизительно так...

«Сержант» без подготовки, с жутким гулом, от которого прохожие на бульваре тревожно вскинули лица к небу и некоторые выдохнули беззвучное «Господи», взмыл свечей вверх, оставляя следом густой инверсионный след. Совершил в вышине несколько фигур высшего и сверхвысшего пилотажа и камнем рухнул обратно. При этом крылья его оставались неподвижными. Приземлился он легко, коснувшись ногой кровельного железа и степенно прошелся, делая движения, которыми люди обычно имитируют попытку что-то развеять, пытаясь показать, что в помещении чрезмерно накурено или плохо пахнет. Обычно бесполезный, его жест на удивление подействовал - инверсионный след развеялся.

- Как-то так, приблизительно... Если «Мигом». Но лучше без дыма и грома. Тихо. Чисто. Понял?
- Угу.

Ангел продолжал висеть в воздухе за краем крыши.

- Тогда – отставить.

Ангела опустило на кровельную жесть перед ограждением.

- Запомни! Ангел – не курица и не ворона, ему крыльями хлопать не пристало. Смиренное достоинство – это наше состояние, ему необходимо учиться все время, приближаясь к совершенству. Мы – ангелы. Мы пальцы на руках творца. Мы плоть божия!..
- Будем надеяться, что не крайняя?..

Голос принадлежал четвертому, вернее четвертой. Той, что стояла поодаль все это время. Стало как-то неприятно тихо. Лицо «Сержанта» сделалось пустым, смиренным и спокойным. Он, глядя куда-то в лево и чуть вверх, сделал скользящий шаг к четвертой, неожиданно преодолев все разделяющее их расстояние и остановился возле, так словно их разделяли вращающиеся стеклянные двери, и ось их вращения находилась точно на воображаемой диагонали, между их правыми плечами. Продолжая смотреть влево и вверх «Сержант» ровным и тихим голосом произнес:

- Оставь надежду... Если сподобят – выполним и эту функцию...

И тут он повернул голову и пронзительно посмотрел в глаза четвертой.

- Ты, про какую крайнюю плоть спрашивала? Про ту, которая защищает головку мужского детородного органа или про уже обрезанную?
- Про обрезанную... – буркнула четвертая и неожиданно сникла.
- Ну, раз про обрезанную – тогда слушай. На ней держится этот Мир, в том смысле, что это – ритуальная жертва, подтверждающая выполнение Завета, данного Богом Ною и его детям о нерушимости мира. Своего рода договор – пока евреи обрезаются, помнят и чтят, Завет – в небе появляется радуга и миру не грозит новый потоп и прочий Армагеддон. Как-то так, в общих чертах. Ясно?
- Ясно...
- А почему пол женский?
- Устав допускает же!
- Устав допускает, а ты, почему женщина, если ты ангел?
- Это что, дискриминация?
- Это вопрос. Ты по какой-то причине женщина. По желанию, по необходимости или так получилось? Я у тебя теперь старший – мне знать надо.
- Это чего это вдруг – ты старший?!
- А ты думаешь, что ты на «фри лансе»? Сомневаешься – спроси. – и «Сержант» мотнул головой влево вверх.

Ангел недоверчиво посмотрела в предложенном направлении, помялась немного и словно бы, махнув рукой, ответила.

- Не знаю. Я не задумывалась. Наверное, по привычке. Я при жизни была...
- Я понял.

И обернувшись ко всем громко сказал.

- Сегодня продолжаете отрабатывать полет. До идеала. Вернусь – проверю.
- А ты куда?
- Под… По делам.
- Какие у ангелов могут быть дела?
- Ангельские...
Tags: Ангельское
Subscribe

  • Живём покедова

    Приезжали на 9ое младшие дети. Поболели 3 дня, выздоровели и уехали. И хорошо, что выздоровели, надеюсь, хоть выспались. А то они последние месяцы…

  • что бы не забыть

    Новые теги, записываю, не надеясь на память: 1) #Надувной_БДТ ; 2) #кроличек_золочёненький . Первый для театральных новостей, второй для светской…

  • Питер

    Внезапно скаталась в Питер погулять с друзьями. Потому что Д.В. собирался на выходных уезжать из дома рано утром и возвращаться поздно вечером, а…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments