December 7th, 2008

рысина

Тальма, трусы и кавказские страдания.

Ну, было это летом во времена, когда рiдна Украiна ещё не стала незалежной и самостийной, и крымские пейзажи были доступны большинству населения полуразвалившейся страны совдепии. Месяц август выдался как и положено знойным, бездождливым и обильным на плоды в садах крымчан, чем мы, рвань и маргиналы, отбросы и отрыжка советского общества, беззастенчиво пользовались.
Прожив в Бахчисарае в монастырских пещерах ( тогда они были ещё пусты - Успенский монастырь и не думали в то время восстанавливать)пару недель и вдоваль нахлебавшись розового шампанского с местного завода, вся тусовка решила, что горные пейзажи поднадоели и пора сливаться к морю. Разведка донесла, что в Рыбачке планируется бёздник Сольми, что там же тусуется Дато ( уникальный сплав кавказского темперамента и хипповых идей о всеобщем счастье), так что мы тудой и отправились.
Добрались быстро, по прибытию в Рыбачку угнездились в лагере у Дато и стали вникать в заведённый им коммунистический распорядок.
Каждое утро Дато, взяв с собою несколько пионеров мужеского полу, канистры и здоровые сумки для еды отправлялся на местный рынок за водою и пищей. Там он врубал представителей кавказской рыночной диаспоры уж не знаю во что (говорили они не по-русски промеж себя, для меня так и осталась загадкою, что он им впаривал), но возвращался всегда с хавкою.
В лагере был установлен огромный кзан над очагом, не знаю его происхождения, но зная таланты Дато приблезительно представляю откуда он мог взяться. Принеся хавку Дато громким голосом Объявлял:" Гирлюшки! Идытэ хавчик готовит!" И вылавливал кого-нить женского полу, что бы почистить овощи и разобрать продукты. Руководил процессом он всегда сам, не доверяя столь серьёзный акт легкомысленным барышням. А так как правила гигиены Дато не были чужды, он заставлял девок одевать хотя бы трусы при манипуляциях с продуктами. Так-то весь лагерь, разумеется, одежды одевал только к вечеру, с заходом солнца или при выходе в цевильную часть кемпинга.
И вот однажды утром по приходу с рынка Дато выловил Тальму и назначил её дежурною по котлу. Она не сопротивляясь принялась за разбор сумок, но трусов не одела. Дело в том, что на тот момент у нас с ней были одни трусы на двоих - для выхода в свет, да и те со здоровенной дырой на жопе... ( вещи наши стырили ещё в Симеизе). И вот Дато, видя такое нарушение, грозным голосом, насупив бровь наезжает:
- Талма! Что дэлаеш, гирлюшка! Адэнь трусы!
Тальма, смотрит на него удивлённо и спрашивает:
- Ты уверен, что ты этого хочешь?
- Адэнь, жэнщына, я сказал!
Тальма пожала плечами и пошла в палатку, одевать многострадальные наши трусы. После уже "в форме" пошла казану и наклонилась над ним, предоставив знойному кавказцу обозревать все пикантные детали незатейливого туалета... Дато покраснел. Позеленел. Заволновался сильно. Пошёл в море искупался. Вышел, опять увидел тальмин зад, трусы и дыру...
и взмолился со стоном:
- Ой, гирлюшка, снымай трусы! Гатов без трусов, гирлюшка!
Тальма, громко ругаясь, пошла в палатку снимать трусы, ибо зрелища стриптиза такого Дато уж точно б не перенёс - взовался бы...
рысина

Жозефыч

Друган мой незабвенный Жозефыч, он же Андрей Басманов, унаследовал от маститого папы недюжинный талант, но слегка со странным уклоном, видимо то, что Андрюша воспитывался в совке, вдалеко от папы-эстета, среди народа сурового и бескомпромиссного, и повернуло его талант в сторону ненормативной лексики. Жозефыч, в некотром роде, поэт нецензурного слова. Порой его высказывания даже меня, отставного панка, ввергают в ступор...

Было в юности у Басманова одно свойство, просто мистическое - он постоянно звонил мне домой именно в тот момент, когда я с мужем (или с лицом, его замещающим) занималась любовью. Не так часто это случалось, но попадал он прицельно в эти моменты. А по сему впечатление у него обо мне сложилось такое, что я целыми днями и ночами перманентно нахожусь в этом приятном процессе. Однажды ранним утром ( 8 часов - уму не постижимо, ночь глухая для меня, 100% совы!) разбудил меня суровый басмановский голос в трубке (без здрасьте, без дорбутр - к чему условности):
- Мать, кончай давай, только погромче кончай, мне нужно Маршала разбудить, а он сказал, что если он ещё раз услышит утром мой голос, то убъёт на *уй всю мансарду...

Жалуется как-то он мне на приятеля, что вот, де, связался с девицей, она пьёт беспросветно, и ваще, эту жучку надо бы за ноги - да об угол, короче, вместилище зала, а не избранница. Ну и спрашиваю, а в чём, собсно, горе-то? На что получаю ответ:
- А горе в том, что она взяла его за *уй тёплыми губами и высосала все мозги...

Через полтора года этот наш приятель погиб, машина сбила. Упокой,Господи, душу его. И вот в разговариваем с Андрюшей по телефону, обсуждаем детали предстоящих похорон, т. к. он был их организатором. Андрюша в это время едет в маршрутке, я в гостях у друзей. Он спрашивает меня, кого можно было бы в морге попросить вынести гроб, нужно шесть желательно здоровых мужиков. Обсуждаем кандидатуры. Я спрашиваю:
- Но ведь и Пегас приедет в морг, можно же и Пегаса поставить!
И слышу ответ:
- Да у Пегаса в мозгу такое творится, чего у меня в яйцах при самом страшном триппере не было!
Визг тромозов в трубке и хохот пассажиров.