September 17th, 2012

рысина

Осень, да.

IMG_2150

Гуляя по парку возле Смольного, я вдруг с нею примирилась. Я шла медленно, чинно, улыбаясь тучам, слушала слова, доносившиеся до сознания словно откуда-то из другой галактики, и не было на душе ни покоя, ни мира, а только радость, весёлая щенячья радость, что я - живая, и всё это со мной происходит, и фонтаны шуршат; а там, на набережной - Нева цвета нержавеющей стали, ветер, невыносимо прекрасный Охтенский мост, обшарпанный забор "Водоканала"; впереди  ждут встречи с друзьями, а я - счастлива от этой осени. Я уже прежней не буду никогда. И это - замечательно. Здравствуй, осень 2012. Я тебе рада. Я счастлива, что ты со мной, моя Осень. И я тебя не отпущу... Я съем тебя,  как пирожок с изюмом в кафе "Колобок" возле Чернышевской. И разомлею от тепла и сытости, как Каштанка; буду лениво дремать у огня, зажжённого не мной и не для меня - неподалёку, наблюдая как слетают с Древа Жизни пожелтевшие слова и Ветер Перемен уносит их в небытие...

Ну, хватит лирики.)
Доки на паспорт я всё-таки сдала, так что через месяц снова приеду - получать ксиву и заморачиваться с шенгеном, тоже квест не самый лёгкий для моих слабеньких мозгов. 

А ещё в Питере мы слушали "Птичкин лес"; вернулась в город моя любимая Лизхен, совсем взрослая и удивительно похорошевшая за каникулы; была фотосессия под названием "У нас всё было" с Мышкиным; был пьяный Костян, признававшийся в "любви с первого раза"; был традиционный выпляс с Айгулечкой - наш дуэт непревзойдён никем! ; а главное - был любимый муж, который не вынес долгой разлуки и скоропостижно приехал за мной, за что ему ... не, нескажу чего ему.)))

... Спокойно и радостно было сидеть рядышком, не думая ни о чём плохом, ни о болезнях, ни о делах, наплевав на "кто что подумает",  наплевав вообще на всё - а пусть всё катится куда хочет, ничего, ничего мне теперь не страшно, потому что против Кармы - не попрёшь. Видать, шибко накосячили мы в прошлой жизни, что теперь так всё завязалось. Но я рада, рада, рада, что есть рядом ты, пусть не навсегда, но навсегда не бывает ничего...
Слава Богу за всё.
рысина

Юркевич и курица.

("От Сайгона до Треугольника", продолжение)

Было это при моём предпоследнем муже, т. е. в начале 90 х годов, во времена смутные, когда пищу добывали кто как мог, а не в супермаркетах и магазинах - там было не шибкое изобилие. Однажды моя маменька в приступе любви к животным купила двух суточных цыплят возле метро. Маленькие, хорошенькие, жёлтенькие. А так как дело было перед пасхой, она подарила их моим детям со словами : " Вот, внуки мои, ухаживайте за ними, это теперь ваши питомцы!" И самоустранилась от дальнейшего. Мы с мужем очень озадачились. Детям 6 и 5 лет, какой уход они могут обеспечить, вообщем понятно. Мы вздохнули и поселили цыпляток на кухне, в большой коробке за холодильником.

Один из цыплят через несколько дней сдох самостоятельно, что задачу нам упростило. Но второй оказался необычайно живуч, и дорос очень быстро до состояния здоровенной курицы - бройлерная тварь оказалась. И вот в июле мы с мужем и детьми решились-таки вывезти детей на море (где трассой, где поездом) на несколько недель. И договорились с маменькой, что убирать дерьмо за курицей и кормить её в наше отсутствие будет она, так как детям необходимы чистый воздух и море. Про нашу поездку - песня отдельная, но вот что нас ждало по возвращении - мне даже в кошмаре присниться не могло...

Вернувшись из Крыма через несколько недель, и открыв дверь квартиры я не смогла вздохнуть - шмон был такой, что с ног сшибало. Прикрыв нос рукавом, я оставила своих за дверью и пошла смотреть, кто в доме умер. И увидела в коридоре большущую записку от мамы, приблизительно такого содержания: "Жить в одном доме с вами больше не могу, мне нужен отдых, я уехала к сестре". Число и подпись. Я прикинула - свалила она где-то с недельку тому назад. Прошлась по квартире, открыла все форточки и решилась-таки зайти на кухню - дверь туда была закрыта. И я её открыла... Картина маслом, как говорил тов. Машков в фильме "Ликвидация". Коробка, в которой жила курица пуста. Вся кухня аккуратно застелена газетками ( что выяснилось позже), а сверху них ровный слой куриного помёта вперемешку с различною крупою сантиметров 5-6 толщиною. Застрано всё - и стол, и табуретки, и подоконник, и шкафчики... Даже на окно наша птичка умудрилась нагадить. А на шкафчике, на самой высокой точке, восседает эта белоснежная тварь, птица-орлица, глядя на меня осоловевшим глазом, разве что не икая. К слову, шкафчик сверху тоже засран.

Когда первый шок прошёл, мы заселили детей в комнату, со строгим указанием на кухню не выходить ни под каким предлогом, и принялись эту лебядь белую ловить. Что было пережито - ни в сказке сказать, ни вслух произнесть. Я впервые в жизни порадовалась тому, что наша кухня всего 6 кв. метров. Водворив эту наглую тварь на место, в коробку, мы взялись за уборку авгиевой конюшни. Слова, сказанные нами за период уборки, повторять здесь не буду. Скажу только, что птицу нашу белокрылую мы возненавидели и порешили её таки грохнуть. И сожрать, во искупление страданий. Но тут выяснилась еще одна проблема - как её порешить? Я курей в жизни не резала, Сашечка ( муж) тоже. Резонно рассудив, что утро вечера мудренее, мы наскоро поужинали в сухомятку и улеглись спать.

Поутру, совершив все необходимые дела, мы продолжили размышлять о судьбе птички. Уж не помню, кому из нас пришла в голову идея позвать для совершения казни моего приятеля Юрку Юркевича, жившего через дорогу от меня. Юрка занимался мануальной терапией и иглоукалыванием, и по нашим прикидкам должен был знать как грамотно свернуть шею. Юркевич радостно согласился, потому как это был его холостой период жизни, он был шустр и постоянно голоден, с извечным вопросом в глазах "чего б сожрать?" Мы даже открыли новое заболевание, которое назвали "синдром Юркевича" - это когда мужчина чувствует себя сытым только первые 20 минут после еды. Сколько бы не сожрал.

И вот мы уже втроём. Курицу извлекли, Сашечка держит её, Юрка крутит шею. Крутит, крутит, а курица всё не дохнет. Я начинаю нервничать. "Ты,- говорю я Юрке,- крутани и дёрни..." Он крутанул и дёрнул. И выдернул курицу из рук моего мужа. Курица орёт, подыхать и не думает, хлопает крыльями, гадит Юрке на штаны... теперь Юрка орёт, выпускает куриную голову, с матюками оттирает штаны тряпкой... Курица взлетает на шкафчик. Я стекаю под стол от хохота.

Кадр второй. Курицу поймали, Сашечка нежно прижимает её к груди, Юрка нервно ходит по кухне. "Надо резать!"- изрекает он. "Режь!" - хором ответствуем мы с мужем. "Я не хирург!"- Юрик занервничал. Я иду на таран : "Юрик, а есть ты хочешь? Если хочешь - надо резать..." Юрик нервно закурил. Пауза, все молча сидят в ожидании, пока Юрик выкурит сигарету.

Докурил. Поднял вверх палец:"Я отрублю ей голову! Давай. Мать, топор." А топора у меня нет... Есть только топорик для отбивки мяса, с одной стороны вроде как секира, а с другой - плоскость с тупыми шипами, мясо отбивать. Я его и достаю. "Пойдёт? - говорю. " Ну если нормального нет - пойдёт и этот..." Сооружаем лобное место из табуретки, Сашечка раскладывает на нём трепыхающуюся курицу, Юрик прицелился... "Нет,- говорит, - не могу. Живая тварь, рука не подымается. Давайте её завернём во что-нибудь." Я приношу простынь, заворачиваю курицу. "Так... - Юрик в задумчивости, - а где у неё голова, куда бить?" Я приношу фломастер, ощупываю свёрток, фломастером помечаю место куда надо бить топориком. Отхожу в сторону. "Бей, Юркевич! А то без ужина останемся." Юрик закрывает глаза рукою и со всей дури начинает колошматить по свёртку с курицей ... той стороною молотка, которой отбивают мясо... Через минуту частота его ударов становится реже и я говорю сквозь слёзы (от хохота):"Хватит, Юрик... Ты её убил... Ты герой..." Юра открывает глаза и в изнеможении садится на табуретку, дрожащими руками закуривает... "Я её убил..."

Кадр третий. Опустошённый Юрик, задумчивый Сашечка сидят в скорбных позах поминают курицу водочкой. Перед ними окровавленная простыня, из которой крест-накрест печально торчат куриные лапки...

Без потрохов птичка потянула почти на 5 кг. Если б мы её вовремя не убили, она померла б в ближайшие дни от ожирения.
гоголя

17 сентября.

День Рождения моего сына Андрюшки. Сегодня ему исполнилось бы 26. Наверняка он бы уже отслужил в армии, женился бы и наплодил бы мне полдюжины маленьких, смешных Боровичков.
Но история не терпит сослагательного наклонения. =/
А ещё сегодня мы со Славкой Синицей отпраздновали бы Серебряную свадьбу - ровно 25 лет назад мы расписались. И опять та же история с историей и сослагательным наклонением... =)
Вот удивительно - про Славку помню, а про Сашечку - ну ни тени воспоминаний!
Если бы я была хорошей девочкой, верной супругой и добродетельной матерью... Если бы у бабушки был...
Но я - это я, и моя жизнь - только моя.
"За право держать свои руки в карманах
Я буду найтать по флэтам..."
(с) Умка