April 1st, 2013

рысина

Вот тебе и 1 апреля...

Глядя на метель за окном, очень хочется думать, что это шутка такая. Что я ща выйду на крыльцо, а там солнышко весело хохочет:"Разыграли, разыграли!" Но увы. Метель настоящая. Очень хочется сказать дорогой погоде что-нибудь резкое в лицо. Тут и вспомнился старый детский анекдот про грузина в разбившемся самолёте: "Сама блядь, и шутки у тебя - блядские!"

Говорят, что в Москве та же херня. Бедные мои хиппи, у них сегодня традиционный первоапрельский сходняк на Гоголях...
рысина

Калинка-малинка.

Профессиональный праздничек радует прям от часа к часу.
У Димки 38,6, у меня 37,8. Ну просто всё заебись. Валяемся на диване с книжками, пьём калину и малину.
Я перечитываю любимого Аксёнова "В поисках грустного беби", Димка какую-то ненаучную фантастику.
Заметила за собой: "Грустного беби" последний раз я перечитывала лет 5 назад и готова была с ВасильПалычем спорить до усёру. А сейчас всё больше соглашаюсь. Неужели возраст?

А трогательный вот этот момент дык и вовсе насмешил:
"Вот, скажем, нобелевский лауреат Габриель Гарсия Маркес, талант и левак, левее некуда. Левее, если перегнуться, можно увидеть только живот его личного друга Фиделя Кастро.
Нобелевский комитет, награждая и определяя заслуги Маркеса, заявил. что он всегда "политически на стороне бедных", а так же против "внутренних репрессий и иностранной экономической эксплуатации".
Казалось бы, как тут не поаплодировать, а про увлечение террористами можно и забыть: мало ли чем может увлечься романист? Хочется забыть... но, увы, вспоминается... экран московского телевизора и на нём Г.Г Маркес, полный провинциального высокомерия.
- Я дал зарок, - вещал он, - ничего не печатать из своих художественных произведений, пока не падёт жестокий режим Пиночета в Чили.
Аплодисменты. Кому приятна военная диктатура? И всё-таки, товарищ Маркес, не лишайте человечество столь большого удовольствия, как чтение ваших романов. Он улыбается. Дальнейшее показало, что зарок был не так уж твёрд.
В те дни десятки тысяч вьетнамских беженцев boat people, тонули в море, пытаясь спастись от новых коммунистических хозяев. Весь мир шумел об этом, и Маркес был спрошен московским телевизионным человеком:
- А что вы скажете, товарищ Маркес, по поводу шумихи, раздуваемой буржуазными средствами информации в связи с проблемой вьетнамских беженцев?
(Не исключаю, между прочим, лукавства со стороны советского телевизионщика: они не так просты)
У Маркеса на лице появляются следы марксистского анализа. Он объясняет советским телезрителям:
- Это естественный процесс классовой революции. Проигравший класс должен исчезнуть, уступить своё место победителям.
Не правда ли, привлекательно звучит эта фраза в устах "политического сторонника бедных" и врага "внутренних репрессий"? "

Кого-то мне это сильно напоминает... Ах, так вот же он - любимый наш Эдичка, борец и революционер, защитник униженных и оскорблённых... Всегда готовый унизить и оскорбить. За идею, конечно, на мелочи не разменивается.