March 4th, 2014

рысина

Минута славы

Во время нашего Большого Простого, глубоко за полночь, когда все основные боевые культурные действия уже были завершены и оставшийся в живых на ночь народ весело орал хором песни под гитару и планомерно нажирался, мы, с группой товарищей несколькими моими братушками, мужем и Айгулечкой уединились в буфетной. Димка принёс хлеба, колбасы, сыра, Мартин сделал нам горячего чаю (бо кофий уже из ушей у всех лился), сели, расслабились, харчимся... У меня в одной руке стакан горячего чаю, в другой бутерброд. Правильный бутерброд, по Матроскину. =)
В этот момент из коридора в буфетную решительно входит молодой человек, оглядывает всех, останавливает взгляд на мне и спрашивает:
- А это Вы Наташа?
Я, значит, жую, рот набит, ответить не могу, поэтому согласно киваю головой, да, мол, я.
- Я хочу Вам прочитать мои стихи!
От неожиданности я даже жевать перестала.
Все притихли в ожидании моей реплики. Всё дело в том, что все мои братушки знают о моей маленькой слабости - у меня идиосинкразия на графоманов. У меня в юности случилась психотравма, от которой я пока ещё не оклемалась, поэтому всякого рода поэты и поэтессы, навязчиво декламирующие в моём присутствии свои вирши, сильно рискуют нарваться минимум на суровую критику, а про максимум я и думать не хочу... И друзья об этом хорошо знают.
Я с мольбой посмотрела на юношу и спросила:
- А можно я сначала поем? Мне как-то неудобно будет втыкать в Высокое Искусство, с бутером и чаем в руках...
- Да у меня всего пара строк! Небольшая поэма!
Все заржали. Я подавилась.
Но тут меня спасла Айгулечка (вот что значит настоящий друг!). Она подняла глаза на дерзкого и сказала:
- Знаешь, в барной сильно шумят, и нам будет неслышно. Давай ты скажешь им всем, что б помолчали, а потом уж читай свою поэму...
В барной в это время сводный хор старых опездолов пел "Славное море священный Байкал" (символично!). Но даже это юношу не остановило - он ушёл всех усмирять и... в конце концов усмирил. На наше счастье, пока он усмирял, то забыл кому он хотел читать вслух. И прочёл свою поэму в баре. О дальнейшей его судьбе мне ничего не известно.

Интересно, какая блядь его на меня натравила?
рысина

чудеса...

Такого в этих краях я ещё не видела.
Если такой климат сохранится здесь и дальше - лучшего и желать нечего!



Подснежники на клумбе вылезли.
Крокусы проклюнулись, скоро зацветут.