April 17th, 2014

рысина

Обращение к народу. )

Маменька моя прямо с утра заявила, что свою диетическую еду (диабет у неё) она будет варить с утра, а не днём, как обычно делает, потому что в 12.00 по московскому будет по ящику выступать Товарищ Путин. Она так и сказала гордо: Товарищ Путин.
Ну что, старушке простительно. Диагнозы обязывают, так сказать.

А я в лес пойду, смотреть, не вылезли ли грибы сморчки и строчки. Пора бы им уже. В лесу птицы поют, буду их слушать. Это куда приятнее и полезнее.

Вот ещё: сегодня чистый четверг. Буду прибираться в доме и готовить пасхальный стол: красить яйцы курячьи и всякую разную еду в полуготовность приводить, что бы потом максимально быстро её смострячить. Завтра Старастная пятница, день традиционно напряжённый и нервный, а в таком состоянии, как известно, фиг чо получится вкусного.

Вот. Давайте делать куличи, а не войну. Такое моё к вам, зайчики, сегодня обращение.



Пы.Сы. Грибов пока нет. Надо ежедневно мониторить - уже вот-вот...
рысина

Эх Ладога, родная Ладога...

kmgmhkkICVg

Ладога
фото Юрия Мациевского

Случайно увидела в ВК фото и вспомнилось, как в далёкой-далёкой юности довелось мне сходить за ряпушкой на РМС в Ладогу. Само собой, на судне я оказалась неофициально, вне штатного расписания, но как я туда попала - история отдельная, романтическая, сейчас не о том.
Поскольку мозгов у меня, как у всякой природной блондинки, не густо, а тогда было ещё меньше, т.е. чуть больше нуля, а романтизму в жопе - выше ватерлинии, я смело рванула на камбуз, дабы помогать коку. Ну не сидеть же балластом. РМС (рыболовецко-морозильное судно) - калоша не большая, команда плюс-минус десяток человек, помощнику кока делать особо нехуй, разве что развлекать всех, кто не на вахте неумолчным пиздежом. И всё было прекрасно, пока мы пёрли по Неве, до самого Шлиссельбурга я глазела по сторонам, отвлекаясь лишь на то, что бы налить чаю страждущему или же хлеба нарезать к обеду. И нельзя сказать, что мне это занятие надоело, я бы и дальше глазела и жизнерадостно пиздела, но тут мы вышли в Ладогу...

Зрелище, если честно, впечатляющее ахуеть как. Суровая, так сказать, правда жизни. И вроде шторм-то был небольшой, ну так, слегка покачивало, но мне хватило. Со всей очевидностью мне открылось, что при зачатии родители забыли вложить в меня вестибулярный аппарат. Морская болезнь набросилась на меня с такой жадностью и яростью, что при слове "камбуз" у меня темнело в глазах и желудок выскакивал вместе с кишками наружу. Я могла только пить воду и грызть вяленую рыбу, коей, по счастью, на РМС водилось много. Вода вскорости выливалась из меня за борт, а рыба таинственным образом всё-таки усваивалась.

Мужики ходили мимо моего склонённого через борт тела и, посмеиваясь, хлопали по спине - "ничего, ничего... с кем не бывает". К чести их надо сказать, что ни одному из них не пришло в голову хлопнуть меня по заду, и не потому что зад был плох, а потому что не принято было на РМС "блядство разводить", как сказал мне кеп, когда давал согласие на моё присутствие на калоше.

Как говорится в сказках, "три дня и три ночи" длился этот кошмар. Потом Ладога утихла, утихла и моя морская болезнь, но слабость была такая, что кок сам приносил мне в каюту харчей, какая уж тут помощь... К концу недели я всё-таки оклемалась, вернулась на камбуз, но тут обнаружилось, что речевой аппарат у меня ещё не восстановился и не то что болтать, а даже на вопросы я могу отвечать только кратко, а лучше и вовсе односложно.

Путешествие Нильса с дикими гусями моё продлилось девять дней. Девять дней, за которые я научилась молчать, слушать, быстро и чётко выполнять команды, созерцать, останавливать внутренний монолог (намного позже я узнала, что это состояние называется именно так) и поняла, что морская романтика - заебись какая крутая хуйня, но не для меня.

Тогда же я перестала писать хуёвые стихи. А так как хорошие у меня не получаются, не пишу теперь никаких, кроме как детям в стенгазеты или частушки на праздниках.

Да, именно в эти 9 дней я поняла, что детство кончилось. А было мне 17 лет.
рысина

каков вопрос...

Ждём с мелкой Димку с работы. А его нет и нет, хотя уже давно должен быть. Сурово вопрошаю у Ладки:
- Ну, и где твой отец?
Она отрывается от коробки с мороженным, невозмутимо слюнявит палец, поднимает его вверх, некоторое время крутит им, улавливая направление ветра... И уверенно тычет пальцем в сторону Пскова:
- Там!
Ржём.)))