March 28th, 2015

рысина

Попутчики

Плацкарта мурмАнского поезда - это что-то особенного. В ней свой, особый колорит. С южными поездами не сравнить, да и в столицу нынче плацкарта выглядит совсем иначе. Впрочем, песня не о том, а, как всегда о людях.

Поезд ещё стоит на перроне, ещё никуда не едем. Сосед по купе, молодой парень, сильно расстроенный, звонит по телефону:
- Кароч, Серёга, такое дело... Не знаю я, что мне дальше-то. Кароч, Нехорошева в поезд не пустили. Ну, Нехорошева, напарника моего. Что начальству-то сказать? Нехорошева палить неохота, а врать тоже никак. Да он, *удак, с утра из Петергофа выехал, я ему звоню, давай встретимся, а он - не могу, грит, бухаю, прям к поезду приду. Пришёл - никакой. Проводница в отказ, не сажает, мы её 5 тыщ давали - ни в какую, ментов вызвала. Менты его до конца вокзала проводили - дуй домой! - а он опять не перрон вернулся, ну тут его уже менты как следует приняли... И чо делать?
Сидим, молча парню сочувствуем. Когда тебе в напарники дают чувака с фамилией Нехорошев - любого сюрприза ожидать можно...

Из разговоров с попутчиками.
- Я вот маленький был, у деда в сарае нашёл Урал. Мотоциклы раньше были такие. С коляской. Мы с пацанами его собрали, на речку ездили на нём. А однажды взяли дедову козу, посадили в коляску и полночи с ней катались по деревням... Отец утром тросы все с мотоцикла повыдёргивал и нас, пацанов, этими тросами по всей улице гонял... Во, даже шрам остался.