September 2nd, 2019

рысина

Сегодня день Города в Одессе.

Андрюша Пеля.
Он подошёл к нам на Маяке. Его лихорадило, глаза нездорово блестели, на лбу выступал холодный пот.
- Пипл, есть где вписаться? В долгу не останусь, подогрею такой шмалью, что всю жизнь потом вспоминать будете.
Мне стало жаль его. Ноябрь в Питере месяц жестокий, остаться найтать в парадняке - вариант так себе...
Он был с меня ростом, довольно плотен, креглаз, коротко стрижен, модно одет, цивил, одним словом, однако говорил на хипповском сленге, что вызывало доверие - наш чувак...
- Откуда ты?
- Из Одессы.
- Поехали...
По дороге он безумолку болтал, пытаясь развеселить меня и пару моих подруг, которые тогда у меня вписывались. Мы улыбались, но смотрели на него с жалостью - видно было, что ему херово. Дома я влила в него полбутылки водки, что бы он хотя бы поспал. Он добросовестно предлагал себя нам всем троим, но мы только ржали - нет, чувак, куда тебе троих, ты ж на ломах, сил в тебе на два раза поссать, а ты всё туда же...
Через неделю Пеля переломался, добыл где-то денег и, оставив мне за гостеприимство адрес, номер телефона и кило отличной шмали, отбыл в Одессу.
Ещё через неделю он позвонил мне оттуда, сказав, что таких людей как я, надо беречь, и что б я знала - Одесса отныне моя. "Она и так моя", - подумала я, глядя на своих детей, плод любви с Одессой... Но говорить ему ничего не стала, просто поблагодарила.
Зимой в Питер приехала съёмочная группа Одесской киностудии и пом.реж Лариса позвонила мне, сказав, что меня рекомендовал Андрей Пеля. Я водила Ларису по городу, показывала Сайгон, тусовочные места, знакомила с людьми, - мы подружились, несмотря на разницу в возрасте. Лариса затащила меня на съёмочную площадку, где я снялась в смешном эпизоде и стала опекать меня, как родную. Летом она пригласила меня на озвучку. Так я попала на Французский бульвар. Напротив киностудии был флэт Марьяны Муратовой, с которой меня тоже познакомила Лариса, но чуть позже.
Я позвонила Пеле, и он немедленно приехал за мной на киностудию, и увёз к себе.
Жил он не то на Ришельевской, не то на Греческой, сейчас уже и не вспомню, была там всего один раз. Он жил с древней, как Ветхий завет, бабушкой. Бабушка носила белый кружевной воротничок поверх цигейковой жилетки, и вспоминала довоенную Одессу. В большой клетке сидел огромный какаду, который присвистывал и пучил глаза всякий раз, когда я заходила в комнату. "Он восхищён твоими сиськами!" - ржал Пеля.
Через пару дней Митя Шарапов увёз меня в Крым и больше Пелю я не видела. А зимой в Питер снова приехала Лариса, с очередным кино проектом, и рассказала, что Андрюша умер с передоза, не выдержало сердце.
Позже Марьяна рассказала мне, что Пеля - отец её старшего сына.
А Лариса в конце 80х уехала вслед за сыном в Голландию, и след её затерялся там.
Старею. Воспоминания всё мутнее и мутнее...