November 20th, 2019

рысина

Жители нашего дома и двора

Мало кто знает, что к дому нашему приписаны аж пять хвостов кошачьих и один хвост собачий. Крепитесь, сейчас я буду про них рассказывать.

Итак, собачий нос у нас называется Абрек. Редкой породы китайский плюшевый волк. Псина преклонного уже возраста, ему 14 лет, он пожил, он знает. Глухой, полуслепой, ходит иноходью, но службу ещё тащит - гавкает. Хоть и невпопад. Но всё-таки... В юном возрасте проявил недюжинные таланты: отлично понимал человеческую речь и даже сам пытался её освоить: чётко произносил "мама", "мясо" и "вай-ме, горе мне, горе", так что о его прошлой жизни мы вполне можем догадываться. До истерики боялся выстрелов и раскатов грома, но глухота избавила его от этого недостатка. Теперь ему уже наплевать на всё. Этим летом к нему в будку добровольно пыталась подселиться молодая текущая сука, приблизительно лайка, которая усвистала от своих хозяев погулять. Абрек был счастлив, добросовестно нюхал и облизывал, всем своим видом изображая владельца гарема из анекдота: "Всё, что могу, дорогая, всё, что могу..." Через несколько дней суку забрали хозяева, а дедуля наш загрустил... Ненадолго, правда - склероз заболевание милостивое, очаровательная девочка была забыта через неделю.

Далее по старшинству у нас идёт кот Борман. Ему 11 лет. Он ветеран всех кошачьих войн в нашей деревне и окрестностях. Большую часть жизни он провёл в лесу, охотясь и сражаясь, домой приходил только отогреться осенью-зимой и подлечиться весною. С мая по ноябрь его можно было встретить в лесу, где он, бывало, дрых под кустом можжевельника никого не опасаясь особо. Сейчас он бывает дома гораздо чаще, т.к. все 4 клыка у него потеряны в боях и охотится стало трудновато. Но он продолжает по мере сил и периодически пропадает на неделю-две, а то и на месяц. На его шкуре нет живого места, он весь, до кончика хвоста - один большой и разнообразный шрам, на нём нет места, которое бы мы не лечили. Исключение составляют разве что бубенчики, которые он тщательно бережёт и залечивает сам. Страдает энурезом, отчего ему не разрешено ночевать в доме.

Кошке Тусе (она же Тушёнка, она же Жопа Тараканья, она же Паскудная Мать) 6 лет. Её мне подарили на день рождения, что бы жизнь мёдом не казалась. Она исправно выполняла своё предназначение, раз в год рожала котят, причём старалась опростаться ночью, на кровати, промеж ног нашей младшей дочери, за что получила ещё одно имя - Троянский сука-кот. С тех пор, как младшая уехала учиться, Туся в доме бывает редко, живёт в старом заброшенном доме в деревне и зимой и летом, возвращаясь домой только когда приезжает на каникулы младшая дочь. В эти дни из дикой и независимой она, щелчком переключателя, превращается в ласковую домашнюю кошечку, мур-мур-мур и ми-ми-ми. Отличается отменным здоровьем и хитрожопостью. Когда Туся ночует дома, то считает своей обязанностью утром, когда я свешиваю ноги со своей высокой кровати, тщательно обтереть мне ноги и сопроводить до сортира. Убедившись, что я вышла из него живая, немедленно сваливает по своим делам.

Кот Хаскилл, он же Опездол. Ему 4 года, он в самом расцвете сил и наглости. Он Тусин сын. Кот-недоразумение. Остался при доме, так как пристроить его не удалось: его хотели усыновить в Самаре, но не получилось туда отправить. Не сложилось. Так и остался. По малолетству у него не сложились отношения с соседскими котами и он частенько сваливает жить в соседнюю деревню, где слывёт за исключительно добронравного и незлобливого кота. Так, слегка подворовывает рыбу, или что плохо лежит, но не наглеет и даётся погладить. Дома изо всех сил пытается быть хорошим, но получается плохо, т.к. весьма неуклюж и вместо того, что бы тереться об ноги, он бодается, сбивая с ног... Дома живёт на верхних полках на веранде и периодически там всё метит, сволочь.

Кошка Жозефина, Туськина дочка. Ей 3 года. Она абсолютно уникальная девочка, инкарнация моей любимой кошки Кэтти (старшая сестра Туси), которая умерла у меня на руках, когда мы везли её к ветеринару. Моё горе было столь сильным, что она решила вернуться в наш дом в другой шкурке. Это абсолютно точно она, потому как таких совпадений не бывает. У неё те же привычки, тот же характер и, главное - когда я спросила Жозефину: "Кэтти, это ты?" - она отвела меня к камню на опушке леса, где захоронена Кэтти и преспокойно уселась там умываться.

Ну и самый младший наш кот называется Вискарик. Он же Пиздюк. Он тоже Тусин сын. Ему 1,5 года. Детское его имя было Варенец, из-за редкого пыльно-рыжего окраса. Этот решил остаться в доме сам, постоянно исчезая из поля зрения за сутки до того, как мы собирались везти котят на рынок. В возрасте 4 месяцев был увезён младшими детьми в Питер, где прожил свою первую зиму в тепле и сытости, тогда-то и получил своё имя Вискарик, а чуть позже и Пиздюк. Весною был из города эвакуирован из-за начавшейся депрессии и стремительной половозрелости - кошачья натура требовала выхода. Это самый человекоориентированный кот в прайде, страстно влюблённый в нашу младшую дочь и оставленный ею присматривать за родителями. Ко мне относится снисходительно-заботливо, иногда ругается, проверяет температуру тела, сопровождает меня по ночам в сортир и на кухню, забрав эту обязанность у кошек, периодически лечит мне печень и ноги. Домашний весь, от усов до хвоста.

Абрек относится ко всем без исключения котам дружелюбно, позволяя им жрать из своей миски то, что он не доел и пережидать дождь в своей будке. Коты же его ни во что не ставят, фыркают на него и шипят, если он, по их мнению, слишком нагло их обнюхивает. Между собой коты держат нейтралитет, а кошки показательно игнорируют друг друга и бьют котов, если те начинают домогаться. После того, как мы прошлой зимой прикрыли фабрику по производству кошачьих хвостов, они и вовсе стали яростными феминистками и изо всех сил презирают яйценосцев. Кроме Котика Васильевича, конечно, он вообще глава этого прайда, можно даже сказать - Кошачий Бог.

Теперь вы знаете всё.