ja4menevo (ja4menevo) wrote,
ja4menevo
ja4menevo

Наблюдатель.

Это текст написал мой муж, который был наблюдателем на этих выборах.
Помещаю под кат, что бы не обострять.

"Сходил в политику.
Полегчало.

«Сижу, не пью уже с утра
На завтра будут выбора.
Я должен быть предельно трезв
Что бы в графу поставить крест.
У-у-э, пойдёт голосование.» (с)


Был наблюдателем от самой страшной партии. При слове «ЯБЛОКО» бледнели все председатели участковых избирательных комиссий.

Главная интрига в Порховском районе Псковской области – выборы Главы района. Действующий Глава и его бывший зам идут ноздря в ноздрю.
По словам местных жителей ( я с ним сам не знаком и судить не берусь), действующий Глава развалил и распродал всё до чего дотянулся и по большому счёту всем надоел.
Но свой. Родной. И от «Единой России».
Его главный конкурент – динамичный, перспективный, умный и даже (к моему удивлению) с несколько позитивным идеалистическим мировоззрением. Дзюдоист опять же. ))
Но от партии «ЯБЛОКО». А в провинции пустобрёхов не любят.
Народ ещё кого-то выбирал на этих Выборах, но это всё фон главной битвы, главного противостояния. )) Здесь решалась судьба многих людей. И проигравший, похоже, мог лишиться всего – положения, капитала, а вполне возможно и большего…

Весь день в голове рингтоном:
«Дружок принёс в кармане грамм,
А я готовлюсь к выборам.
Не буду нюхать не хера,
Что б не сорвались выбора.
У-у-э, растёт правосознание» (с)

Инструктаж.
В небольшом, наскоро отремонтированном помещении штаба стол, два стула, кипа партийных газет «Гражданинъ». Накурено. На столе на газете грубо нарезанная колбаса, хлеб, «Кока-кола». Ощущение напряжения и собранности.
Первое впечатление – попал на сходку то ли в 1995 год, то ли в 1917. Явно не хватает кожаных курток и волын. И лица большинства присутствующих такие же характерные, из прошлого. Глубинка умеет сохранять сильные типажи для исследователей новейшей истории нашей Родины.
Вскоре всё стало на свои места. Собравшиеся вдруг побросали сигареты, наскоро проветрили помещение, подтянулись. Пришёл куратор от партии - революционный, Лев Маркович Шлосберг. Всё-таки 1917-й !
Инструктаж был чётким, без лишних слов и эмоций. Действовать предстояло во враждебной обстановке, вежливо и корректно пресекать «вбросы», «карусели», провокации и фиксировать все нарушения.
Подсознательно был несколько удивлён, что не упоминалось взятие мостов, главпочтамта и пр.

«И вот настал великий день,
Мне дали в руки бюлютень.
Беру и ставлю крестик – Эх!»
(с)

Начало.
В 7.00 после лёгкого полуторачасового сна и шестидесяти километров ледяной бугристой колеи мы с Максом прибываем на заветный избирательный участок в деревню Гора. Сельский фельшерско-акушерский пункт, флаг, вывеска, свет горит, печки натоплены, столы расставлены, бланки разложены, ручки приготовлены, веб-камеры включены, ноутбук пишет. Как выяснилось позже, у членов УИК кроме этого уже коровы подоены и семьи накормлены.
Вошли, представились. Народ в ступоре. В глазах просто ужас. Ну, думаю, здесь готовится преступный сговор с целью фальсификации выборного процесса. Потом, когда все расслабились, понял, что нас просто испугались. Неизвестные вежливые молодые люди с самыми широкими полномочиями среди чисто местечкового мероприятия. Да ещё это кино снимается!

В 8.00 началось.
В списки внесены, документы проверены. Первые избиратели уже стоят в очереди.
К девяти приехала автолавка, организовали буфет, потянулся остальной народ. Комната четыре на четыре метра, избирательная кабинка, два стола, покрытых жёлтыми занавесками, диван для наблюдателей. Каждого человека встречали три члена УИК и семь наблюдателей. Избиратели смущались, получали четыре бюллетеня, расписывались, протискивались сквозь толпу заинтересованных лиц в кабинку, потом с трудом впихивали листочки в урну и протискивались с облегчением наружу, к буфету.
Наша работа заключалась в контроле чётко прописанной процедуры голосования. Все замечания исправлялись моментально.
От членов участковой избирательной комиссии не было не то что какого-либо противодействия, они были вежливы и предупредительны с нами до дрожи в коленках.

Всего в списках было около 150 человек. Половина - это ветхие старички. Большинство из работоспособного населения работает в колхозе. Зарплата у дояров и доярок колеблется от 20 до 35 тысяч рублей. В январе местный передовик получил на руки 38 тысяч рублей. Бабульки ворчат – легко им, молодым, когда практически весь труд на ферме механизирован. Кисти рук у этих бабулечек большие, с крепкими узловатыми пальцами…
Автолавка в деревню приезжает через день, до ближайшего магазина семь километров. Клуб закрыли в прошлом году. Рейсовый автобус четыре раза в неделю. До райцентра 60 км.

К двум часам народ кончился, буфет свернули, автолавка уехала. Неожиданно для нас в соседней комнате накрыли стол со всяческими салатами, тушёной картошкой и прочей закуской. Практически насильно накормили. А мы и не особенно и сопротивлялись. Так, для порядка.
Было конечно подозрение, что нас с Максом отвлекают, а сами тем временем… )))

Дальше День выборов протекал в тянучем дремотном расслаблении за разговорами и чаем. Ближе к вечеру стало известно, что Макс стал папой. Это всех расшевелило. Смотался за парой бутылок шампанского. Надеюсь, в понедельник оно было выпито.

В 20.00 началось подведение итогов. Женщины жутко волновались. В прежние годы они сначала всё выписывали на черновиках, потом подгоняли и, уже начисто переписанное, упаковывалось в конверты. Теперь же «благодаря» нам с Максом и вэб-камерам приходилось всё сразу заполнять начисто. Ничего, к двенадцати справились.
Народ проголосовал за Путина, «Единую Россию», за своего «помещика» - председателя колхоза и за действующего Главу района. Фальсификаций и подтасовок не было.

В районе часа ночи не спеша приехали в Порхов. В штабе все смурные, поникшие. Полный провал. Дым от сигарет густой и плотный. На столе к колбасе, хлебу и «Кока-коле» прибавился початый литр водки. Похоже не первый. Поняв, что дышать там нечем, мы вышли на улицу. Вслед на улицу вываливается шатающийся крепкий бритоголовый «бычок» со словами: «Б…ть! Мочить надо гадов!». Мутно смотрит на нас, и, поняв, что мы не те, кого надо «мочить», скатывается с крыльца и исчезает за углом.

Кончилось.

Ощущение от процесса голосования были странные. Как на экзамене. А я в экзаменационной комиссии. И осознование правильности происходящего. Век совка не прошёл бесследно. Нас просто необходимо учить жить цивилизованно, с достоинством. На каждом избирательном участке должны находиться независимые и заинтересованные наблюдатели в любом количестве. И трансляция в Интернет должна быть. В независимости от затраченных на это денег. Всё окупится. И ответственность за фальсификации должна быть крайняя.
И кандидаты должны не просто проводить агитацию накануне выборов, а задолго до выборов проводить работу с каждым избирателем. Глядишь, получим шанс выбраться из нашего говнища…"

(с) Дмитрий Токарев
Tags: баррикады, социалистический сю-сюрреализм
Subscribe

  • упс

    Один неприятный человек на государственной должности несколько дней назад обложил Котика Васильевича матюгами. А сегодня этот чиновник внезапно умер.…

  • что бы не забыть

    Новые теги, записываю, не надеясь на память: 1) #Надувной_БДТ ; 2) #кроличек_золочёненький . Первый для театральных новостей, второй для светской…

  • Питер

    Внезапно скаталась в Питер погулять с друзьями. Потому что Д.В. собирался на выходных уезжать из дома рано утром и возвращаться поздно вечером, а…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • упс

    Один неприятный человек на государственной должности несколько дней назад обложил Котика Васильевича матюгами. А сегодня этот чиновник внезапно умер.…

  • что бы не забыть

    Новые теги, записываю, не надеясь на память: 1) #Надувной_БДТ ; 2) #кроличек_золочёненький . Первый для театральных новостей, второй для светской…

  • Питер

    Внезапно скаталась в Питер погулять с друзьями. Потому что Д.В. собирался на выходных уезжать из дома рано утром и возвращаться поздно вечером, а…