ja4menevo (ja4menevo) wrote,
ja4menevo
ja4menevo

НАЧАЛО

 Утро, начало десятого. Ещё в Сайгоне чисто, народу никого нет, буфетчица Аллочка возится у стойки, вскрывая пакет с кофием. Нас четверо - после бессонной ночи.  Состояние почти плавучее, движения у всех неторопливые, лица добродушные...

Аллочка заканчивает молоть кофий и спрашивает:
- Двойной всем? Или сухим пайком выдать?
 - Всем. И с сахаром всем.

Саня достаёт четвертной билет, кладёт на блюдце. Банкнота новенькая, хрустит.  Аллочка головой качает:
 - Что, всю ночь печатал?
 - Ну да, - ухмыляется, кивает на герлу, стоящую рядом, - вот и станок стоит...

 День начался.

Часть 1.  Персонажи

Каменская

 Назвать Каменскую Татьяной как то сложновато.  И Танечкой – тож как-то неуместно, что ли. Ей, наверно, надо было мужчиной родиться, да вот – не повезло… Постоянно в брюках, в клетчатых мужских рубашках – нет, она не была активной лесби, ощущение такое, что она вообще была вне секса. Нарочито грубоватая речь, «Беломор», выхлоп дешёвого портвейна. Но сильно пьяной я её не помню ни разу. Она была настолько своей в этом месте, что иногда думалась, что и родилась она в предбаннике. 

Я нисколько не удивлялась, когда утром, приходила к открытию после бессонной ночи, что бы взбодриться,  и она открывала нам дверь, словно  ночевала там. А может, и ночевала… Видимо, она и создана была именно для того, что бы открывать и закрывать двери Сайгона да гонять оттуда молодняк, чтобы не курили. По крайней мере, впечатление у меня от неё осталось именно такое.

…Каменскую посадили на нож в начале лихих 90х. Удивления это не вызвало – для неё не было авторитетов, всегда говорила то, что думала.  Но именно её смерть закрыла навсегда двери Сайгона,  стало совершенно ясно, что кафе уже не откроют для нас никогда.

Колесников

Витя Колесо пока, слава Богу, жив. Хотя уже мало кого узнаёт, плох совсем.

Про него ходит так много легенд и анекдотов, что, пожалуй. в 80е он был самым популярным персонажем Сайгона.)) Ходят слухи, что когда Сайгон только открылся, ещё в 60х,  из двери вышел Витя Колесо и заикаясь изрёк своё бессмертное: «Н-н-на ко-офе не богаты?».

Пожалуй, его смело можно назвать воплощением сайгоновского духа: уродливый внешне, глубоко набожный,  профессиональный попрошайка, он  был добр и щедр ко всем друзьям, и всегда у него находились нужное слово  и чашка кофе для всех,  кто печален.

 Однажды за первым столиком, где, как известно, любил пить кофий авторитетный в уголовных кругах народ,  Володя Полковник, повздоривши с кем-то, стукнул по столу кулаком и громко спросил:

- Кто в Сайгоне хозяин?

На что ковылявший мимо Колесо меланхолично ответил:

- Кто стучит, тот и хозяин…

Полковник шутку оценил и даже налил Вите стаканчик портвешка.

Очень любил Колесо иногородних пионеров. Бывало, поймает кого-нибудь с наивными глазами, и начинает «в систему врубать» - вот, де, сначала надо членские взносы заплатить ему, Вите, потому как какой же ты пионер, если членских взносов не платишь? А потом организует для них за дополнительные 50 копеек экскурсию к памятнику Менту ( это во дворе библиотеки Маяковского тумба метрополитеновской вентиляции раскрашена  очень смешно: фуражка, глаза и широко раззявленный рот). А если совсем повезёт пионерам, то за трёшник знакомил с Гребенщиковым или Цоем – ну, это в начале 80х ещё, когда и тот и другой ещё в Сайгон забегали кофию хлебнуть. Деньги, естественно, пропивались…

 Гаврилин

Алекс Гаврилин, мужчина внешности брутальной, бородат, лохмат, морда в шрамах как у старого деревенского кота, да и повадки те же. Резкий и стремительный, как понос, он был способен, что называется, "на поступок". Пил Алекс много, разнообразно и весело.

  Однажды среди бела дня мы с Оксаною Рэйни дошли до Сайгона, в расположении духа весьма скверном, а веселиться не с чего - бабла нет, бухла нет, курева нет. Похмелье не шибко что б мучило, ну так... мерзенько.

Заходим в Сайгон - стоит среди прочего народу возле последнего столика Алекс Гаврилин. Стоит себе, улыбается в бороду, руками нам машет , мол, идите сюда, девчонки.

- Ну чё грустные такие?

- Да не с чего веселиться...

- А выпить хотите? - и сумкою под столом шевелит.

- Да как же не хотеть, хотим, конечно! Вот вопросы странные...- мы оживились.

И наливает нам Алекс под столиком из неведомой ёмкости в чашечку некую жидкость прозрачную, и подаёт, ехидненько так посмеиваясь. Я насторожилась, понюхала - пахнет мёдом. Спрашиваю удивлённо, не ожидая подвоха:

- Чё, медовуха штоль? Где разжился?

Алекс смеётся:

- Ну да, ну, да, медовуха! Пей давай, тару не задерживай!

 Выпили мы с Оксанкою - вкусно. Настроение поднялось, кровь потекла быстрее, разговор непринуждённый, шуточки. Выпили по второй. По третьей. Оксанчик подустала стоять и присела на широкий сайгоновский подоконник. Взгляд её стёк под стол и я увидела, как улыбка сползает с  лица, глаз становится узкий, злой, а лицо перекашивается
- Сволочь, Алекс! Убью! - и изо всех сил лягает Гаврилина ногою, пытаясь попасть в район коленки.

Я, уже изрядно хмельная, не в состоянии понять таких метаморфоз, сажусь к ней, что б успокоить и вижу  под столом десяток пустых фуриков из-под лосьона "Медовый"... Как говорит Матильда - "сражаясь, уходят…

Так я первый раз в жизни пила парфюм.

    Был в моей жизни и второй раз. Всё тот же Алекс Гаврилин с женою Любашей пригласили однажды меня к себе в гости, с целью совместной встречи Нового Года. Поскольку пить начали задолго до 31го числа - участников мероприятия не помню начисто. Ну, кроме Алекса с Любаней, разумеется. Их в жисть не забуду...

   Праздник был в разгаре, народ развлекался кто как умеет, на шкафу красовалась ёлочка украшенная шприцами, фуриками, крышками и этикетками от алкоголя и прочими неформальскими игрушками.

Я, конечно же, пить как Алекс и сотоварищи, не могу, от обилия портвейна слегка подустала и прилегла отдохнуть на старом диванчике. Через какое-то время проснулась оттого, что мне в рот аккуратненько так, с чайной ложки, вливают какую-то мерзкую жидкость...

Что б не захлебнуться,  глотаю, конечно - соображаю, что склонилась надо мною ехидная  бородатая Алексова рожа, и ласково так приговаривает:

- Ну, ещё ложечку! За маму, за папу...

Народ вокруг хохочет, веселится, я мотаю головой... встаю... и понимаю, что к шлейке штанов моих привязан лисий воротник, а к нему - консервная банка!

Ну, отвязывать я её не стала. И потом, когда все пошли гулять на Невский,  прохожие удивлённо водили носами - я источала дивный аромат свежих огурцов. Ибо поил меня Алекс огуречным  лосьоном... Дальнейшее, как понимаете, память выдавать до сих пор не рискует.


Пы.Сы.: прошу пардону, под кат упорно не хочет вставать...=(




Tags: "От Сайгона до Треугольника"
Subscribe

  • упс

    Один неприятный человек на государственной должности несколько дней назад обложил Котика Васильевича матюгами. А сегодня этот чиновник внезапно умер.…

  • что бы не забыть

    Новые теги, записываю, не надеясь на память: 1) #Надувной_БДТ ; 2) #кроличек_золочёненький . Первый для театральных новостей, второй для светской…

  • Питер

    Внезапно скаталась в Питер погулять с друзьями. Потому что Д.В. собирался на выходных уезжать из дома рано утром и возвращаться поздно вечером, а…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • упс

    Один неприятный человек на государственной должности несколько дней назад обложил Котика Васильевича матюгами. А сегодня этот чиновник внезапно умер.…

  • что бы не забыть

    Новые теги, записываю, не надеясь на память: 1) #Надувной_БДТ ; 2) #кроличек_золочёненький . Первый для театральных новостей, второй для светской…

  • Питер

    Внезапно скаталась в Питер погулять с друзьями. Потому что Д.В. собирался на выходных уезжать из дома рано утром и возвращаться поздно вечером, а…