ja4menevo (ja4menevo) wrote,
ja4menevo
ja4menevo

Category:

Минутка истории

Олег Вещий (?–912)
После смерти Рюрика (предположительно — 879 год) остался малолетний сын Игорь, который долгое время не имел реальной власти, так как она была сосредоточена в руках одного из воевод по имени Олег (бывшего, возможно, родственником Рюрика). В 882 году Олег, собрав рать из варягов, словен ильменских, чуди, мери и кривичей, совершил поход на юг восточнославянских земель. Ему покорился (по-видимому, без сопротивления) город кривичей Смоленск, а затем и город северян Любеч. Когда войско Олега достигло Киева, князь прибег к военной хитрости. Воины спрятались в ладьях, Олег с немногочисленными соратниками и малолетним Игорем подошел к берегу и велел передать Аскольду и Диру, что прибыли купцы, идущие к Константинополю, и хотят видеть местных правителей. Когда же те имели неосторожность выйти навстречу мнимым «купцам», то были немедленно убиты. После чего воины Олега беспрепятственно заняли Киев и обязали полян платить дань. Это стало важнейшим событием, ознаменовавшим установление союзнических отношений между южными и северными восточнославянскими землями; именно так образовался крупнейший славянский союз. Внутри него существовала определенная внутриплеменная иерархия, отношения в которой были, однако, неравноправными, что нашло выражение в уплате дани. Теперь Олег почти полностью контролировал узловые точки пути «из варяг в греки».
Расширяя зону своего влияния и заботясь об источниках доходов, годом позже (в 883 году) Олег покорил («примучил») древлян и наложил на них дань. В 884 году он освободил от хазарской зависимости северян, которые теперь были обязаны платить дань русскому князю. В 885 году хазары лишились еще одного источника доходов: прежде зависимые от них радимичи также стали платить дань Олегу, причем размеры выплат для них остались неизменными. Война велась также с уличами и тиверцами.
Олег достаточно крепко держал бразды правления в своих руках, и когда сын Рюрика Игорь возмужал, он женил его на Ольге (впоследствии — знаменитой русской княгине). По свидетельствам летописцев, княжеская свадьба произошла в 903 году.
Наиболее прославил Олега поход на Царьград (Константинополь). В 907 году он собрал большое войско, состоящее из варяжских, а также финно-угорских и восточнославянских воинов. Рать двигалась по воде (в ладьях) и по суше (пешком и на конях). Разорив окрестности Константинополя, Олег попытался взять город штурмом. Согласно легенде, зафиксированной летописцами, греки преградили путь в гавань специальной цепью, и тогда Олег приказал вытащить суда на берег, поставить их на колеса и так доставить в гавань. Грекам ничего не оставалось, как предложить мир на выгодных для Руси условиях и согласиться на единовременные, а также регулярные (ежегодные) выплаты. Был заключен договор, регулировавший взаимоотношения Руси и Византии, в котором оговаривались условия торговли русских в Константинополе, дипломатический церемониал, порядок разрешения возможных недоразумений и т.д. Текст этого договора сохранился в летописи, равно как и текст другого, более позднего, датируемого 912 годом. Соглашение 912 года во многом повторяло положения предыдущего договора. Текст договора 912 года является первым дошедшим до нас юридическим памятником Руси, а также, по мнению многих историков и лингвистов, одним из первых памятников, писаных на церковно-славянском языке, что уникально для дохристианского периода русской истории и косвенно свидетельствует о существовавшем уже тогда культурном влиянии Византии на Русь.
Менее удачными были походы Олега в юго-западные районы Прикаспия (909–910 годы): война на территории Арабского халифата закончилась провалом.
В 912 году Олег умер. По преданию, смерть ему предсказали волхвы (языческие прорицатели), предрекая, что опасность заключена в княжеском коне. Князь поверил предсказанию и более не подходил к коню, повелев, однако, ухаживать за ним. Но однажды Олег вспомнил о коне, и, узнав, что тот давно умер, посетил его останки. Наступив ногой на конский череп, он посмеялся над давним пророчеством. В этот самый момент из черепа выползла змея и смертельно ужалила князя…
Точное место захоронения Олега неизвестно. Есть его «могила» и в Старой Ладоге, и в Киеве. Впрочем, этот парадокс имеет вполне рациональное объяснение. По древним воззрениям, удачливый правитель приносил благополучие земле и после смерти, а потому тело Олега могло быть расчленено и похоронено в разных местах для того, чтобы благоприятное воздействие княжеских останков распространялось по всей земле.

Ольга (?–969)
Как гласит житие первой русской святой, будущая княгиня родилась в Псковской земле в селе Выбутово. Она принадлежала к некняжескому варяжскому роду, в 903 году вышла замуж за князя Игоря, а в 945 году овдовела, имея на руках малолетнего сына Святослава, и именно на ее плечи легли основные заботы управления государством до совершеннолетия сына.
Первым делом Ольга отомстила непокорным древлянам. Древлянский князь Мал вздумал свататься к Ольге, та ответила притворным согласием. Якобы желая оказать его послам особую честь, она приказала нести их в ладье к княжескому двору. Однако затем ладью бросили в заранее приготовленную глубокую яму и засыпали землей вместе с незадачливыми послами. После Ольга отправила гонцов с просьбой прислать ей более знатных древлян для того, чтобы те торжественно сопровождали ее по пути к будущему супругу. Прибывшим по ее зову древлянам было предложено помыться с дороги в бане, где они и были сожжены. Затем Ольга отправилась к древлянскому городу Искоростеню; там, на могиле Игоря, она совершила поминальную тризну, в которой пригласила участвовать и древлян. Когда те опьянели, Ольга подала знак своим воинам рубить спящих. И пало у могилы Игоря более пяти тысяч человек…
После кровавой тризны княгиня с киевской ратью вновь подошла к Искоростеню. Сражение начал сам юный Святослав, бросив копье в сторону врагов (впрочем, копье это лишь перелетело через голову коня и воткнулось в землю, ведь княжич был еще очень мал). Победа в бою досталась воинам Ольги. Однако Искоростень — главный город древлян — все еще оставался непокоренным. Тогда княгиня сделала вид, что согласна удовольствоваться малой данью, потребовав у жителей осажденного города всего лишь по три воробья и по голубю с каждого двора. Древляне выполнили это условие, а коварная Ольга приказала привязать к птицам зажженный трут и отпустить их на волю. Птицы, вернувшиеся к родным гнездам, подожгли деревянные постройки, и в городе вспыхнул невиданной силы пожар; спасавшиеся от огня жители попадали в руки воинов Ольги.
Усмиряя непокорных, Ольга постаралась упорядочить сбор дани и установить ее размеры, чтобы в будущем не допустить недоразумений при сборе положенных повинностей. С этой целью она отправилась в Новгород и, объезжая подвластные земли, установила «дани и погосты» (т. е. фиксированные размеры выплат дани и места их сбора). Возможно, для такой поездки имелся и другой повод: по некоторым данным, в Новгороде княжил ее сын — юный Святослав, и княгиня желала его повидать.
В отношении Константинополя политика Ольги была осторожной. Русская княгиня приняла христианство (в крещении она получила имя Елена), а в 955 году, согласно летописи, даже посетила столицу Византии (иногда исследователи, основываясь на записях тогдашнего императора Константина Багрянородного, называют другую дату визита в Царьград — 957 год, реже можно встретить компромиссное предположение о двух поездках Ольги). Летопись живо повествует о том, как сам император Константин, плененный красотой и умом русской княгини, пожелал взять ее в жены. Но хитроумная Ольга, чтобы избежать нежелательного брака, попросила императора прежде стать ее восприемником из купели, а после заявила, что не может выйти замуж за своего крестного отца. Этому противоречат, впрочем, записи самого Константина («Трактат о церемониях византийского двора»), в которых о сватовстве нет ни слова. Отношения Ольги с Византией оставались ровными, несмотря на то, что она была, по-видимому, недовольна приемом, оказанным ей в Царьграде, и даже отказала в дарах прибывшим вскоре после ее возвращения на Русь греческим послам, ответив им, что император получит просимое, если простоит у нее на Почайне (приток Днепра) столько, сколько она простояла у него в Суде (гавань Константинополя).
Став христианкой, Ольга пыталась склонить к вере и своего сына, однако Святослав, рано вышедший из-под влияния матери, наотрез отказался креститься, опасаясь насмешек со стороны дружины.
Необходимо подчеркнуть, что крещение Ольги не повлекло за собой обращения в христианство всей Руси, однако сам факт принятия княгиней крещения именно от греков сыграл немаловажную роль в недалеком будущем.
Возмужав, князь Святослав часто предпринимал военные походы. В Киеве оставалась править его мать Ольга. В 968 году столица была осаждена печенегами, которые не преминули воспользоваться отсутствием Святослава. В городе оставалась престарелая княгиня с тремя внуками — Ярополком, Олегом и Владимиром, а на другом берегу Днепра расположилась немногочисленная русская дружина во главе с Претичем. Киевляне стали изнемогать от тягот осады и решили сообщить Претичу о том, что они готовы сложить оружие. Посланником стал некий юноша, знавший печенежский язык. Он бродил среди врагов с уздечкой в руках и спрашивал у всех, не видел ли кто его коня? Дойдя до Днепра, он бросился в воду и стремительно поплыл. Печенежские стрелы не могли его догнать, а с другого берега навстречу ему были высланы лодки. Получив сообщение о бедственном положении осажденных, Претич отважился на военную хитрость. С рассветом к Киеву отправились суда, с которых раздавались звуки труб, им отвечали из города. Печенеги подумали, что это возвращается Святослав. Побоявшись перейти в наступление, они пропустили лодки к городу. Затем печенежский князь, узнав о немногочисленности русичей, но, тем не менее, опасаясь вступать в битву, пожелал встретиться с русским воеводой. Претич согласился, заявив, что его отряд — лишь авангард войска Святослава. Тогда печенежский князь предложил Претичу дружбу, в знак которой они обменялись дарами, и печенеги отступили. Святослав, получивший известие об осаде, немедленно вернулся в Киев и отогнал печенегов от города.
Вскоре после этого, в 969 году, Ольга скончалась. Как христианка, она завещала не совершать после своей смерти языческой тризны. Позже ее внук Владимир Святой перенес останки своей бабки в созданную им Десятинную церковь. Уже в домонгольское время Ольгу начали почитать как святую — на основании свидетельств о многочисленных чудесах, совершавшихся на ее могиле. Позже она была канонизирована и вошла в число русских святых как равноапостольная княгиня или Святая Ольга, Великая Княгиня Российская.

Игорь Рюрикович (?–945)
Годы правления: 912–945
Игорь, сын Рюрика и, как сообщает Иоакимовская летопись, дочери урманского князя Ефанды. Год рождения Игоря доподлинно неизвестен: летописи указывают разные даты – 861, 864, 865, а также 875 годы. Известно лишь то, что к 879 году, когда скончался Рюрик, Игорь был еще маленьким ребенком и что перед смертью Рюрик дал в «вено» своей жене
и сыну город при море «с Ижарою» (Ижорой), а также поручил воспитание сына своему воеводе и родственнику (брату жены) Олегу.
Занимаясь воспитанием Игоря, Олег часто брал его с собой в военные походы, преследуя, по всей видимости, две цели: развить у будущего правителя Руси навыки, необходимые полководцу, а также демонстрировать малолетнего князя в качестве символа власти, от имени которой он, Олег, якобы действовал. Так, захватив Киев в 882 году, Олег не только взял с собой в штурмовой отряд Игоря, но и объявил его князем киевским. Правда, это объявление так и осталось простой формальностью, как, вероятно, и то, что до смерти Олега Игоря именовали новгородским князем.
Находясь рядом с выдающимся политиком и полководцем Олегом, Игорь не только никак себя не проявил, но и даже не претендовал на власть.
В 903 году Игорь женится на Ольге (Хельге), которая, как считает большинство современных исследователей, была псковской селянкой
или княжной.
Великим князем киевским Игорь стал только в 912 году, после кончины Олега.
Как только о смерти Олега стало известно, ряд славянских племен решили выйти из состава Киевской Руси. Игорь предпринял военный поход на восставших древлян и покорил их, а его воевода Свенельд усмирил угличей, взяв их главный город Пересечен.
В 914 году на политической арене появилась новая сила, с которой приходилось считаться. Это были кочевые скотоводческие племена печенегов. Союз печенежских племен образовался в заволжских степях в результате смешения кочевников-тюрков с сарматскими и угро-финс-
кими племенами. Они обитали между Волгой и Уралом, откуда ушли на запад под напором огузов, кипчаков и хазар. Разгромив в IX веке в причерноморских степях кочевавших там венгров, печенеги заняли огромную территорию от нижней Волги до устья Дуная.
В 915 году Игорь с большим войском встретил пришельцев, и те, не рискнув вступить в сражение, вынуждены были заключить с Киевской Русью мир сроком на пять лет.
По прошествии пяти лет, в 920 году, по сообщению летописных источников, Игорь совершил поход против печенегов, но итог этого по-
хода, к сожалению, неизвестен. В 913 году Игорь предпринял поход в прикаспийские страны, а в 940 году – на уличей, которые были покорены, включены в состав Киевской Руси и обложены данью «по черной куне от дыма». В 941 году Игорь, собрав огромное войско, вторгся в причерноморские владения Византии. Этот шаг, по мнению В. Н. Татищева, был совершен Игорем по причине того, что византийцы перестали выплачивать Руси дань, наложенную на них Олегом. Поход окончился неудачей: флотилия русских ладей была уничтожена «греческим жидким огнем» – горючей смесью на основе нефти, изобретенной сирийцем Каллиником в 678 году.
Русские летописи сообщают: «Собрал тогда Игорь большое войско и в лето 941 года пошел войной на греческую землю. И много людей убивал: одних стрелами расстреливал, других распинал, иным гвозди железные в головы вбивал. И много церквей святых пожег, сел и монастырей. Сошлись греки с русскими, и была жестокая битва, и едва одолели греки».
Византийский император Иоанн писал впоследствии об этом событии сыну Игоря Свяославу следующее: «Полагаю, что ты не забыл о поражении отца твоего Игоря, который, презрев клятвенный договор, приплыл к столице нашей с огромным войском на 10 тысячах су-
дах, а к Киммерийскому Босфору прибыл едва ли с десятком судов, став сам вестником своей беды». Игорь с несколькими уцелевшими ладьями вынужден был бежать. Вернувшись в Киев, он столкнулся с очередными трудностями: сын Вещего Олега Асмуд, воспользовавшись военным поражением Игоря, при поддержке древлян попытался захватить власть. Игорь, воспользовавшись помощью половцев и полян, расправился с бунтовщиками. Асмуд был вынужден бежать в Моравию, где захватив власть, объявил себя великим князем Олегом (в память о своем отце).
В 942 году Игорь отправился в поход на древлян, преследуя три цели: пресечь их попытки выйти из состава Киевской Руси, пополнить казну, а также их наказать за помощь Асмуду. Древляне были покорены, а Игорь, помирившись с Олегом (Асмудом), заключает Киевско-Моравский союз.
В этом же году у Игоря и Ольги рождается сын Святослав. Позже у них родился еще один сын – Улеб (в крещении Владислав).
В 943 году Игорь совершает свой второй поход на прикаспийские страны, а в 944 году, заключив союз с печенегами, моравами и варягами, во главе объединенного войска второй раз идет на Константинополь. Как сообщают летописные источники, войско Игоря достигало восемьдесят тысяч человек. Устрашившись столь великой дружины, послы византийского императора Романа I встретили Игоря и, преподнеся ему и печенегам дары, обратились со следующими словами от лица своего императора: «Не ходи <на Константинополь>, но возьми дань, какую брал Олег, прибавлю и еще к той дани». Игорь принял дары и, отослав союзных печенегов в набег на Болгарию и захватив Тмутаракань, возвратился в Киев.
В 945 году Игорь принимает греческих послов и, в свою очередь, отправляет русских в Царьград. Посланники должны были получить подтверждение об условиях заключенного мира.
От имени Игоря послы заключили выгодный Киевскому государству договор с византийским императором. Византийцы вновь начали платить дань Руси.
В то время как император подписывал договоры в Константинополе с русскими послами, Игорь в присутствии византийцев, в свою очередь, вместе со своими дружинниками дал
клятву перед статуей Перуна. Те русские дружинники, которые являлись христианами, присягнули в киевской церкви святого Ильи.
В том же 945 году Игорь отправляется на помощь Олегу (Асмуду) Моравскому, который в это время воюет с венграми. Вернувшись из похода, Игорь отправил в земли древлян дружину своего воеводы Свенельда для сбора дани.
Свенельд вернулся с богатой добычей, что вызвало раздражение среди дружинников Игоря, которые подняли ропот: «Отроки Свенельда изоделись оружием и одеждой, а мы наги. Пойдем, князь, с нами за данью, да и ты добудешь, и мы».
Игорь послушался и со своей дружиной пошел в земли древлян. Древляне, вынужденные платить дань во второй раз, возмутились, но были жестоко усмирены. Игорь, получив дань, начал было собираться в обратный путь, но, посчитав, что взял мало, сказал своей дружине: «Идите с данью домой, а я возвращусь и прособираю еще».
Дружина ушла в Киев, а Игорь с небольшим отрядом воинов вернулся в земли древлян.
Древляне, возмущенные несправедливостью и жадностью великого князя, решили: «Если повадился волк к овцам, то выносит все стадо, пока не убьют его. Так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит». Древлянский князь Мал отправил к Игорю послов, которые вопрошали: «Зачем идешь опять? Забрал уже всю дань». Но Игорь не внял их предупреждениям и продолжил свой путь. Тогда древляне вышли из своего города Искоростеня и разбили малую дружину Игоря, умертвив самого князя. По словам византийского историка Льва Диакона, древляне привязали его к верхушкам двух согнутых друг к другу деревьев, а потом отпустили их, и Игорь был разорван пополам. То же сообщает о гибели Игоря и Иоанн Цимисхия: «Он <Игорь> был взят ими <древлянами> в плен, привязан к стволам деревьев и разорван надвое».
Древляне похоронили Игоря около города Искоростеня под высоким курганом.
Так в 945 году погиб великий князь киевский Игорь Рюрикович, при котором территория Киевской Руси расширилась от Кавказа и Таврических гор на юго-востоке до берегов Волхова на севере, где в Новгороде, по словам Константина Багрянородного, при жизни Игоря княжил сын его Святослав.

Святослав Игоревич (942–972)
Святослав потерял отца, будучи еще совсем ребенком. Пока княжич не возмужал, землями управляла его мать — княгиня Ольга. Известно имя воспитателя Ярослава — Асмуд. Он сопровождал юного Святослава во время битвы под Искоростенем, в которой было разбито войско древлян, убивших Игоря (эту битву начал сам Святослав, первым бросивший во врагов копье). По всей вероятности, еще до смерти Игоря Святослав отправился на самостоятельное княжение в Новгород (править за него мог его «дядька», Асмуд), об этом свидетельствует трактат византийского императора Константина Багрянородного «Об управлении империей», где содержится упоминание о лодках, прибывающих в Константинополь из «Немограда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии».
Возмужав, Святослав — первый из русских князей, носивший славянское имя — во многом оставался варягом-дружинником, сильным и суровым воином. Летописец описывал нрав Святослава так: «Он был храбр и легок, ходил, как пардус (барс). Вел много войн, не брал с собой возов, ни котла, не варил мяса, но, тонко нарезав конину или мясо дикого зверя, или говядину, поджаривал на огне и ел. Не имел шатра, а спал, постелив попону и положив под голову седло коня. Так же делали и прочие воины его. Желая пойти войной, он не таился, а посылал сказать врагам: "Иду на вас!"».
Надо полагать, князь-воитель был достаточно далек от вопросов теологии. «Если я захочу один принять этот закон (христианство), то дружина моя будет смеяться над этим», — говорил Святослав матери в ответ на ее уговоры принять христианство. Другим он креститься не мешал, однако насмехался над принявшими «греческую» веру.
В 964 году Святослав стал собирать воинов для будущих походов. В том же году он покорил вятичей, славянское племя, жившее по реке Ока, прежде платившее дань хазарам. Этот тюркский народ осел в южнорусских степях и на Кавказе, так что торговые пути из Европы в Азию пролегали через их земли, что делало Хазарию очень богатой страной. Хазарский хан (каган) и его знатные приближенные исповедовали иудаизм, но в народе эта вера не прижилась.
В 965 году Святослав пошел войной на хазар, разбил их войско и взял город Белая Вежа (Саркел), стоящий на берегу Дона. Он дошел до предгорий Северного Кавказа, где победил ясов (осетин) и касогов (черкесов). Взяты были Итиль и Тамань (русская Тмутаракань). Так была подорвана мощь хазарского каганата. Кроме того, в 966–967 годах Святослав вел успешную войну с Волжской Булгарией (был взят город Булгар).
Вернувшись в Киев, князь начал планировать новые походы. Византийский император Никифор Фока предложил Святославу совместно выступить против дунайских болгар, и в 967 году Святослав с большой ратью отправился к берегам Дуная. Завоевав Болгарию, он захотел перенести столицу сюда, в Переяславец-на-Дунае, однако в 968 году князь был вынужден вернуться в Киев, подвергшийся нападению печенегов. Отогнав врагов от днепровской столицы и похоронив мать, в 970 году Святослав поспешил обратно на Дунай, в свой любимый Переяславец. «…Там середина земли моей, — говорил князь, — туда стекаются все блага: из Греческой земли — золото, паволоки, вина, различные плоды, из Чехии и из Венгрии — серебро и кони, из Руси же меха и воск, мед и рабы». Перед отъездом Святослав распределил княжеские столы между сыновьями: в Киеве оставил вместо себя Ярополка, Олега отправил княжить в землю древлян, а младшему Владимиру достался далекий Новгород.
Тем временем изменилась политическая обстановка в Болгарии. Греки не желали присутствия здесь такого сильного соседа как Святослав, а в самом Константинополе в результате переворота к власти пришел новый император — Иоанн Цимисхий, который был довольно искусным полководцем. Переяславец не открыл ворота князю, и ему вновь пришлось брать его штурмом. После боя за Переяславец Святослав объявил Иоанну Цимисхию, требовавшему вывода русских войск из Болгарии, войну.
Русское войско, к которому примкнули и печенеги, вторглось во Фракию (область в северной Греции) и опустошило ее вплоть до самого Адрианополя. В то время как силы Святослава постепенно таяли, византийский император выступил из Константинополя во главе многочисленного войска и отправил флот к устью Дуная (971 год). Так как сообщения с Киевом у русских не было, исход битвы был заранее предрешен. Прежде пал Переяславец, затем греки и русские сошлись у Доростола (Силистрии), где и произошла решающая битва. Святослав, несмотря на отчаянное сопротивление, вынужден был отступить, и заперся в крепости Доростол. Тяготы осады становились все невыносимее, силы русских были на исходе, а постоянные вылазки еще более подрывали их, и Святослав решился, наконец, просить мира у императора. Иоанн Цимисхий прибыл к берегу Дуная на коне, а Святослав приплыл на обычной лодке, в простой белой одежде, с веслом в руке. У Льва Диакона сохранилось описание русского князя. Судя по нему, Святослав был «горячим и дерзким, и к тому же деятельным», греки описывали его наружность следующим образом: «умеренного роста, не слишком высокого и не очень низкого, с мохнатыми бровями и светло-синими глазами, курносый, безбородый, с густыми, чрезмерно длинными волосами над верхней губой. Голова у него была совершенно голая, но с одной стороны ее свисал клок волос — признак знатности рода; крепкий затылок, широкая грудь и все другие части тела, вполне соразмерные, но выглядел он угрюмым и диким. В одно ухо у него была вдета золотая серьга: она была украшена карбункулом, обрамленным двумя жемчужинами. Одеяние его было белым и отличалось от одежды его приближенных только чистотой. Сидя в ладье на скамье для гребцов, он поговорил немного с государем об условиях мира и уехал». Греки обязались беспрепятственно пропустить русских воинов в родные земли. Был заключен договор о мире, дошедший до нас в составе летописи (971 год).
В пути Святослава поджидала новая опасность. Прежние его союзники, печенеги, устроили засаду на днепровских порогах. Вполне возможно, греки подстрекали их, желая устранить такого опасного врага, как русский князь, или же кочевников предупредили бывшие «подданные» князя — переяславцы. Некоторые ученые склоняются к версии, что сами киевляне не желали возвращения Святослава, открыто пренебрегшего днепровской столицей. Воевода Свенельд советовал обойти пороги сухим путем, но князь решил иначе. Он перезимовал в Белобережье в устье Днепра, где его воинам пришлось испытать жестокий голод, и лишь с наступлением весны продолжил свой путь. У днепровских порогов на измученных войной и голодом русских воинов напали печенеги. Святослав пал в битве, и печенежский князь Куря приказал сделать из его черепа чашу. (По преданию, печенежские правители пили из этой чаши, когда желали зачать наследника, ибо они хотели, чтобы их дети были похожи на отважного князя). Лишь немногие из русского войска, в том числе и Свенельд, в конце концов, достигли Киева. Было это в 972 году.




(с) Борис Трубников
https://www.facebook.com/boris.trubnikov.7/posts/869612519741047
Tags: дружбаны, из глубин, любопытненько
Subscribe

  • Рубрика #приснится_же_такое

    Приснилось сейчас, что знакомый торговец землёй открыл ритуальное агенство под названием "Ты обещал". Захоронения в любом месте ЮБК. Вчера вечером…

  • я не знаю, как у вас, а у нас в Японии...

    В поле кошки ловят промокших мышей. Прилипло к калошам говно. Весёлая нынче весна.

  • вопель вопиющего

    Остро ощущается потребность. Прям вот насущная. Нужен нам дядька Степан. Или Захар. Впрочем, и Архип сойдёт. Если уж совсем туго, сгодится и Ефрем,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments