ja4menevo (ja4menevo) wrote,
ja4menevo
ja4menevo

Продолжение. Ярослав и далее.

Ярослав Владимирович Мудрый (978–1054)
Святополк Владимирович Окаянный (980–1019)
Ярослав был сыном Владимира и полоцкой княжны Рогнеды. Смерть отца застала Ярослава в Новгороде, но он не сразу узнал о ней, так как его брат Святополк постарался скрыть кончину Владимира Святославовича. Святополк решил узурпировать власть и устранить братьев как возможных соперников. Для начала он попытался привлечь на свою сторону киевлян щедрыми раздачами отцовской казны. В это же время Борис принял решение возвратиться в Киев. Здесь и застала его весть о смерти Владимира. Ближайшие советники настаивали на том, чтобы Борис поспешил с войском в Киев и силой занял престол отца. Однако юный князь остался верен старшему брату, фактически признав себя его вассалом. Убийцы, направляемые злой волей Святополка, настигли Бориса на реке Альте. Князь встретил смерть с христианским смирением, молясь за недругов и тревожась о земле Русской.
Муромского князя Глеба Святополк вызвал в столицу от имени якобы умирающего Владимира. Глеб поспешил к отцу, но по дороге в Киев встретил посланца от Ярослава, принесшего страшную весть о смерти Владимира и убийстве Бориса. В тот момент, когда Глеба настигли убийцы во главе с Горясером, он молился, оплакивая отца и брата. Глебов повар по имени Торчин зарезал несчастного муромского князя. Тела Бориса и Глеба погребли в Вышгороде, а впоследствии они были канонизированы как святые мученики (их христианские имена — Роман и Давид).
Святослав, князь земли древлянской, испугавшись Святополка, тайно бежал в Венгрию, однако посланные вдогонку убийцы настигли его у Карпатских гор.
Казалось, Святополку удалось задуманное. На пути к власти оставался лишь Ярослав, но за ним стоял Великий Новгород. Готовясь к отражению похода, который готовил против него отец, Ярослав собрал в городе немало варяжских наемников. Иноземцы стали притеснять новгородцев, и те убили многих из них. В ответ Ярослав заманил наиболее уважаемых горожан к себе в загородную резиденцию, в Ракому, где предал их смерти. И в ту же ночь прибыл посланник от сестры Владимировичей Предславы с вестью о смерти Владимира и братоубийственных делах Святополка. Ярослав вынужден был покаяться в содеянном перед новгородским вечем и просить у народа поддержки в борьбе с братом. Новгородцы выступили на стороне князя, не желая покориться Святополку и Киеву.
В 1016 году войска братьев сошлись у города Любеча по разным берегам Днепра. Ни одна из сторон не решалась начать битву, пока один из воевод Святополка не стал выкрикивать оскорбительных речей в адрес князя новгородцев. Рано утром войско Ярослава переправилось через реку; лодки, дабы не возникло соблазна отступить, оттолкнули от берега. (Другие летописи сообщают, что сражение произошло ночью, а воины Ярослава, чтобы узнавать в темноте друг друга, повязали головы платками.) После долгого и кровопролитного сражения победа осталась за Ярославом, а Святополк бежал в Польшу к своему тестю королю Болеславу Храброму. (Один иностранный хронист писал, что Святополк еще при жизни Владимира замыслил заговор, однако Святославич прознал о нем и с тех пор относился к сыну с известной долей опаски).
В 1018 году Святополк вернулся, сопровождаемый польскими воинами во главе с Болеславом. Ярослав вышел им навстречу, и войска братьев сошлись у Буга. Битву ускорили насмешки новгородского воеводы Будого над тучным Болеславом: поляки переправились через реку, стремительность нападения помогла им одержать победу. Святополк вступил в Киев, а Ярослав заперся в Новгороде. Он хотел бежать еще далее, за море, к варягам, но новгородцы, не желавшие торжества киевского князя, отрезали Ярославу путь к отступлению, изрубив княжеские ладьи в щепки.
Тем временем осложнилось и положение победителя: Святополк тяготился присутствием поляков в своих землях и призывал людей избивать их по городам. Это заставило Болеслава покинуть русские пределы, при этом он захватил богатые трофеи и оставил за собой червенские города, покоренные некогда еще Владимиром.
В 1018 году Ярослав подошел к Киеву с большими силами, а потерявший поддержку поляков Святополк вынужден был бежать, но в 1019 году он вернулся с огромным печенежским войском. Решающая битва произошла на реке Альте, на том самом месте, где совсем недавно погиб от рук убийц князь Борис. В жестоком сражении, продолжавшемся весь день, победа осталась за Ярославом, а Святополк бежал. Он умер на пути в Богемию. Древнерусские книжники, а позже и народ, сравнивая Святополка с библейским братоубийцей Каином, прозвали его Окаянным.
Однако на этом усобицы не прекратились. В 1021 году Брячислав Изяславич Полоцкий совершил набег на Новгород. Узнав об этом, Ярослав выступил походом из Киева и перехватил противника на обратной дороге в Полоцк, освободив новгородских пленников. После этого князья Полоцкие долгое время мирно жили в своей земле.
В 1024 году к Киеву подошел еще один брат Владимирович — Мстислав Тмутараканский, известный своей храбростью. В 1022 году он победил в единоборстве касожского князя Редедю. Ярослав в то время был в Новгороде, где собирал войско для сражения с братом. Владимировичи сошлись в битве при Листвене, в которой победил Мстислав, не ставший, однако, преследовать побежденных. Вскоре братья договорились, что границей их земель станет Днепр: правый берег с Киевом отошел к Ярославу, а левый с Черниговом — к Мстиславу. В 1031 году Владимировичи вместе выступили в поход. Используя смерть Болеслава, они отвоевали у Польши червенские города. В 1036 году Мстислав умер, не оставив наследников, и земли его отошли под власть Ярослава.
В том же 1036 году у стен Киева произошла битва с печенегами, которые были наголову разбиты. В память славной победы Ярослав решил построить на поле боя храм имени святой Софии, Премудрости Божьей. Расширил князь и городские укрепления, построил знаменитые Золотые ворота с церковью Благовещенья над ними. В Новгороде также был возведен каменный Софийский собор. Основывались монастыри: святого Георгия и святой Ирины. Вероятно, именно во времена Ярослава удалился для молитв в пещеру на днепровском берегу святой Антоний — основатель будущей Киево-Печерской обители. Большое значение придавалось переписке книг, и в храме святой Софии вскоре сформировалась настоящая библиотека.
При Ярославе Рюриковичи породнились со многими королевскими дворами Европы: сестра Ярослава Мария-Доброгнева вышла замуж за Казимира Польского, его дочь Анна стала французской королевой, Елизавета — норвежской, а Анастасия — венгерской. Сын Ярослава Всеволод был женат на дочери императора Константина Мономаха. Сам Ярослав заключил брак с дочерью шведского короля Олава Ингегерд, в крещении Ириной (умерла в 1050 году); ей в вено князь дал Ладогу (отсюда позже возникнет название Приневья — Ингерманландия).
В 1043 году состоялся поход на Византию, во главе которого встал сын Ярослава Владимир, его сопровождал воевода Вышата. Эта кампания оказалась неудачной: буря разметала русский флот, выброшенные на берег воины попали в плен и были ослеплены (среди них был и Вышата), а оставшимся — и с ними князю Владимиру — на уцелевших кораблях удалось добраться до Киева. Лишь через три года был заключен мир, и искалеченные пленники смогли вернуться на родину.
Ярослав известен в истории тем, что именно при нем начали не только читать книги на церковнославянском языке, но и писать по-церковнославянски, а также переводить. Если Владимир распространил на Руси грамотность, то Ярослав способствовал возникновению собственной русской литературы.
Княжение Ярослава ознаменовалось также законотворческой деятельностью. Именно к этому периоду относится начало формирования «Русской Правды» — свода государственных законов, который ранее существовал только в устной форме.
В наиболее раннем виде этот памятник (так называемая «Древнейшая Правда») содержится в новгородской летописи и датирован 1016 годом. Его появление связывают с происшествием в Ракоме. Позже этот кодекс был дополнен наследниками Ярослава («Правда» Ярославичей). Вместе эти две части составили памятник, получивший в науке название «Русской Правды». Известно два ее списка, содержащихся в летописи — «Краткий» и «Пространный».
Большее распространение получила «Пространная Русская Правда» (она также состоит из двух частей — «Суда Ярославова» и «Устава Володимеря»), известны три ее редакции и около сотни списков. Этот памятник складывался в домонгольское время и довольно долго использовался, о чем говорит множество дошедших до нас вариантов, несколько отличающихся друг от друга.
Значительно позднее, в XV веке, сложилась «Сокращенная Русская Правда».
Борясь за независимость русской церкви, Ярослав в 1051 году впервые добился того, чтобы митрополит всея Руси был поставлен собором местных епископов без контроля со стороны Константинополя. Им стал Илларион, автор известного литературного памятника «Слово о законе и благодати». (Другой подобный случай произойдет лишь в XII веке). Однако вскоре митрополиту пришлось покинуть кафедру, так как греки восстановили свои права в управлении русской церковью.
Умер Ярослав Владимирович в Вышгороде в 1054 году, при нем находился его любимый сын Всеволод. Тело князя с большими почестями было погребено в Софийской церкви в Киеве.

Изяслав (1024–1078)
Святослав (1027–1076)
Всеслав (?–1101)
Ярославичи
Умирая, Ярослав завещал сыновьям жить в мире: «Имейте в себе любовь, ибо вы братья от одного отца и матери. Если будете в любви между собой, Бог будет в вас, и покорит вам врагов и будете жить мирно. А если будете жить в ненависти, в распрях и усобицах, то погибнете сами и погубите землю отцов своих и дедов, которые собрали ее трудом своим великим». Ярослав оставил Киев и Новгород Изяславу, который должен был следить за тем, чтобы никто из братьев не нарушал воли покойного князя. (Старший из Ярославовичей, Владимир, участник похода на Константинополь 1043 года, к тому времени уже умер.) Святослав получил Чернигов, Тмутаракань, Рязань и Муром, Всеволод — Переяславль, Ростов и Суздаль, Игорь — Владимир Волынский, Вячеслав — Смоленск. Первое время сыновья соблюдали завет отца. (Особую роль играли три старших Ярославича — они получили наиболее значительные земли.) В 1057 году умер Вячеслав, и Смоленск с общего согласия был передан Игорю, который вскоре тоже умер. В 1060 году Ярославичи ходили на торков, и поход был успешен.
Однако в 1061 году на Русь впервые вторглись половцы. Пограбив владения Всеволода, они вернулись обратно в степи. Не заставили себя ждать и междоусобицы: в 1064 году Ростислав Владимирович, внук Ярослава, сумел изгнать из далекой Тмутаракани своего двоюродного брата Глеба, сына Святослава. Отец поспешил на выручку Глебу, и Ростислав временно отступил, но как только войска Святослава Ярославича покинули город, он вновь занял Тмутаракань, которая так и осталась за ним (позже, в 1066 году, Ростислав был отравлен греками, опасавшимися этого сильного и удалого князя). С деятельностью князя Глеба в Тмутаракани связано происхождение камня, найденного в XIX веке на Таманском полуострове. Надпись на камне гласит, что князь лично измерял по льду ширину Керченского пролива, которая оказалась равной 14000 сажен.
Продолжил междоусобия Всеслав Брячиславич Полоцкий. Ему удалось захватить Новгород, в котором он ограбил Софийский собор, вывезя оттуда колокола и паникадила. Изяслав, Святослав и Всеволод вновь выступили, объединив свои силы, и, принявшись разорять Полоцкие земли, взяли Минск. На реке Немизе произошло сражение, победа в котором осталась за Ярославичами, но Всеслав сумел избегнуть плена. Его вызвали для переговоров, пообещав безопасность, и Всеслав положился на слово своих дядей, но те посчитали за благо заключить племянника в темницу (поруб).
В 1068 году на Русь вновь вторглись половцы, теперь уже с более крупным войском, и даже объединенные силы трех Ярославичей не сумели обеспечить победы над ними. Изяслав и Всеволод бежали к Киеву, а Святослав — к себе в Чернигов. Киевляне требовали дать им коней и оружие, но Изяслав счел для себя лучшим выходом бежать в Польшу к королю Болеславу II. Тогда горожане освободили из тюрьмы Всеслава Полоцкого и выбрали его своим князем. (Нужно сказать, что Изяслав с негодованием отверг предложения некоторых своих сторонников убить Брячиславича, не дожидаясь, пока народ освободит его). В конце концов, половцы все же были разбиты Святославом Черниговским, а их князь был пленен.
В 1069 году вернулся из Польши Изяслав. Всеслав выступил с войском ему навстречу, но вскоре, не надеясь на победу, бежал в родной Полоцк. Киевляне просили защиты от гнева старшего Ярославича у Всеволода и Святослава. Братья обратились к Изяславу, и тот обещал пощадить Киев. Но обещание свое князь не сдержал: сын Изяслава Мстислав, вошедший в город прежде отца, казнил семьдесят человек, а некоторых ослепил. Городской торг, откуда часто начинались вечевые выступления, был переведен ближе к княжескому дворцу, «на гору». После этого Изяслав постарался наказать самого Всеслава, захватив Полоцк, который тот все же сумел потом вернуть.
Казалось, единство Ярославичей восстановлено. В 1072 году они вместе участвовали в перенесении мощей святых Бориса и Глеба в новую церковь в Вышгороде, а также в пышных торжествах, связанных с этими событиями.
Но уже в следующем, 1073 году, Святослав и Всеволод принудили Изяслава к бегству из Руси, заподозрив его в связях с Всеславом Полоцким. В Киеве обосновался Святослав, а старший Ярославич — Изяслав — вновь отправился в Польшу, прихватив с собой значительные средства. Однако на сей раз Болеслав не стал помогать изгнаннику, а наоборот, постарался отобрать его «имение», и Изяслав отправился далее, к немецкому императору Генриху IV, который пытался воздействовать на вокняжевшегося в Киеве Святослава через своих послов. Впрочем, Святослав столь щедро одарил посланцев императора, остро нуждавшегося в средствах, что Генрих потерял всякую охоту защищать интересы Изяслава. Изгнанный князь делал попытки получить помощь даже от Римского папы, в 1075 году отправив к нему своего сына Ярополка. Это также не принесло пользы. Лишь смерть Святослава, произошедшая в 1076 году, позволила Изяславу вновь вернуться на Русь. Собрав войско из поляков, он двинулся к Киеву, а против него выступил Всеволод. До кровопролития дело не дошло: братья встретились на Волыни и в 1077 году заключили мир. В результате переговоров Изяслав вернул себе Киев, а Всеволод получил Чернигов.
Однако теперь союзу двух старших Ярославичей противостояли их обделенные племянники. Среди них особенно выделялся Олег, сын Святослава Черниговского. Этому князю придется очень долго бороться за свое место в иерархии Рюриковичей, ради чего он даже станет наводить на Русь половецкие орды. Именно так он поступил в 1078 году, когда с помощью кочевников сумел вернуть город своего отца Чернигов, нанеся поражение Всеволоду. Но тот обратился за помощью к Изяславу, и старший Ярославич не замедлил прийти на помощь брату. Собрав множество воинов, Ярославичи отправились к Чернигову и взяли город приступом. Олег Святославич, которого в то время в городе не было, подступил со своим войском. На Нежатиной Ниве произошла кровопролитная битва, в которой были убиты Изяслав и союзник Олега Борис Вячеславич, внук Ярослава Мудрого, а сам Олег принужден был бежать в далекую Тмутаракань.
Ко времени княжения Изяслава относится основание и расширение Киево-Печерского монастыря. Его подвижники широко прославились на Руси, в особенности святые Антоний и Феодосий. (Феодосий открыто укорял Святослава за изгнание из родной земли старшего брата.)
После смерти Изяслава в Киеве утвердился Всеволод. Летописец сообщает нам, что это был любимый сын Ярослава Мудрого. Стареющий князь так говорил Всеволоду: «Благо тебе, что слышу о твоей кротости, и радуюсь, что ты покоишь старость мою. Если Бог даст тебе получить стол мой после братьев своих по праву, а не насильем, то, когда Бог пошлет тебе смерть, ложись, где я лягу, у гроба моего, потому что люблю тебя больше братьев твоих».
Отвоеванный Чернигов Всеволод поручил заботам своего сына Владимира Мономаха, а Ярополку Изяславичу дал Владимир Волынский. Однако управляться с многочисленными племянниками Всеволоду становилось все сложнее. Так, в 1079 году пришли из Тмутаракани с половцами Олег и Роман Святославичи. Всеволод сумел договориться с кочевниками и заключил с ними мир. На обратном пути половцы убили Романа, а Олега насильно отправили в Константинополь. (Русский игумен Даниил, совершавший в 1106–1108 годах паломничество в Святую землю, упоминал, что Олег провел два года на острове Родос.) В Тмутаракань же Всеволод отправил своего наместника Ратибора, но уже в 1081 году этот далекий город захватили Давид Игоревич и Володарь Ростиславич (внук и правнук Ярослава). А в 1083 году их обоих изгнал вернувшийся из Византии Олег Святославич.
В 1085 году Всеволоду противостоял его племянник Ярополк Изяславич, который даже думал пойти на дядю войной, но решительные действия Владимира Мономаха заставили его бежать в Польшу, оставив семью на родине. Через год Ярополк вернулся и помирился с киевским князем. Правда, жить ему оставалось совсем недолго: вскоре он был убит по дороге в Звенигород неким Нерядцем, который после этого бежал к Рюрику Ростиславичу (сыну Ростислава Владимировича, внуку Владимира Ярославича).
Продолжались и набеги половцев: в 1092 году им удалось взять три города (Песочен, Переволоку и Прилук). Однако русские князья использовали этих кочевников в своих целях: в тот же год Василько Ростиславич (еще один сын Ростислава Владимировича Тмутараканского) ходил вместе с ними войной на Польшу.
В 1093 году великий князь Всеволод Ярославич умер. Сбылось желание его отца: тело почившего князя погребли в Софийском соборе рядом с могилой Ярослава Мудрого. Летописец, оплакивая эту смерть, заметил, что стареющий Всеволод, страдающий от болезней, недостаточно внимания уделял управлению княжеством, слишком доверился своим новым советникам и пренебрегал старой дружиной. Необходимо отметить особенную образованность Всеволода, прекрасно владевшего пятью языками.
После смерти князя осталась вдова, мачеха Владимира Мономаха, который, кстати, присутствовал при кончине отца и, наверное, испытывал немалое искушение занять отеческий стол. Однако родовой принцип наследования в Киевской Руси — от старшего брата к младшему и от дяди к старшему племяннику — не оставлял ему шансов. Великим князем в днепровской столице должен был стать Святополк Изяславич. Да и поддержки киевлян в тот момент Владимир наверняка не ощущал, а потому резонно рассудив: «Если сяду на столе отца своего, то буду воевать со Святополком, так как стол этот был его отца», он решил уступить двоюродному брату. Так великим князем стал Святополк, а Мономах отправился в Чернигов.

(с) Борис Трубников
https://www.facebook.com/boris.trubnikov.7?fref=nf
Tags: из глубин, любопытненько
Subscribe

  • упс

    Один неприятный человек на государственной должности несколько дней назад обложил Котика Васильевича матюгами. А сегодня этот чиновник внезапно умер.…

  • Питер

    Внезапно скаталась в Питер погулять с друзьями. Потому что Д.В. собирался на выходных уезжать из дома рано утром и возвращаться поздно вечером, а…

  • Да ну нах

    Скучно в ЖЖ. Сходишь в топ, посмотришь на популярные посты - как говна наешься. Свои любимые друзья в большинстве есть на других ресурсах, и там…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments