ja4menevo (ja4menevo) wrote,
ja4menevo
ja4menevo

Category:

Продолжение - Владимир Мономах и далее

Святополк II Изяславович (1050–1113)
Владимир Всеволодович Мономах (1053–1125)
Владимир Всеволодович родился в 1053 году. Матерью его была дочь константинопольского императора Константина IX Мономаха Мария, вышедшая замуж за сына Ярослава Мудрого, князя Всеволода, в 1046 году. Династия мономахов, очень древняя и влиятельная, состояла в родстве со многими аристократическими семействами Византии. Так, русский князь унаследовал от своего порфирородного деда прозвище — Мономах (буквальный перевод — «единоборец»). Имя Владимира, полученное им при крещении — Василий. В трудах русского историка XVIII века В. Н. Татищева, использовавшего некоторые не дошедшие до нас источники, сохранилось единственно известное описание наружности князя: «Лицом был красен, очи велики, власы рыжеваты и кудрявы, чело высоко, борода широкая; ростом не весьма высок, но крепкий телом и силен».
В 1074–1075 годах Мономах женился на Гите — дочери последнего англосакского короля Англии Гарольда, побежденного Вильгельмом Завоевателем и погибшего в битве при Гастингсе в 1066 году. Этот брак, по всей видимости, был счастливым, ибо после смерти жены, случившейся в 1107 году, Владимир с любовью вспоминал о ней в своем «Поучении». В 1076 году у княжеской пары родился первенец, будущий наследник «злата киевского стола».
Впервые князь появился на политической сцене в 1068 году, когда после поражения, нанесенного половцами соединенным войскам Ярославичей, по указанию отца пробивался сквозь земли диких вятичей к Ростову (путь на северо-восток Руси проходил по Днепру и верховьям Волги). В 1069 году Всеволод и Святослав Ярославичи поручили ему вести переговоры с возвращающимся из Польши в сопровождении иноземного войска их старшим братом Изяславом.
Осуществляя поручение братьев, юный князь смог завести знакомство с поляками, что впоследствии сослужило ему хорошую службу в походе 1076 года, когда Владимир помогал западным соседям Руси в войне против Чехии. Кстати, участвовал в этой экспедиции и будущий заклятый враг Мономаха Олег, сын сидевшего в Киеве в ту пору Святослава Ярославича, силой захватившего киевский стол.
Историки с трудом реконструируют хронологию мест княжений Владимира в 1068–1077 годах. Известно лишь, что он занимал столы в Смоленске, Турове, Владимире-Волынском, иногда к этому перечню добавляют Переяславль-Южный.
Владимир готов был лететь стрелой в любой конец земли Русской, он поспевал везде, где требовалось мужество и умение мгновенно оценить ситуацию. Так, в 1077 году князь спешит на помощь Глебу Святославичу в Новгород, потом приходит тревожная весть из Чернигова: Борис Святославич, воспользовавшись распрей между Ярославичами, занял Чернигов. Этот княжеский стол после смерти Святослава должен был наследовать Всеволод Ярославич. Решительные действия Мономаха не оставили Борису ни единого шанса: княжение его продлилось всего восемь дней. Затем князь вступил в войну с Всеславом Брячиславичем Полоцким. От кровопролитных междоусобиц страдало население вражеских земель, к тому же Владимир ради того, чтобы ослабить противника, не гнушается наводить на Русь половецкие орды. В 1078 году все еще продолжалась борьба за Чернигов. Теперь против Всеволода Ярославича выступал Борис Святославич вместе со своим братом Олегом, в сопровождении половецких кочевников. Им удалось на время отбить город; посадское население поддерживало их как наследников законного князя Святослава Ярославича. Однако Всеволоду оказал поддержку великий князь Изяслав. Война разгоралась с новой силой. Мономах лично руководил осадой Чернигова. В битве, произошедшей 3 октября 1078 года на Нежатиной Ниве, Святославичи потерпели поражение: Борис погиб, пал в бою и Изяслав; великим князем стал Всеволод, а его сыну Владимиру достался Чернигов.
Историки по-разному оценивают деятельность Мономаха при великом княжении его отца. Одни говорят о полном перекладывании государственных дел на плечи Владимира, другие считают его всего лишь послушным исполнителем княжеской воли. Бесспорно деятельное участие Мономаха в разрешении узловых вопросов, встававших в то время перед Всеволодом: происки младших князей, половецкая угроза, внутренние и внешние враги.… Многие решения принимались отцом и сыном совместно. Разумеется, Владимир не нарушал родительской воли, проводя политический курс Всеволода. Позже сам Мономах так вспоминал то время: «А из Чернигова в Киев около ста раз ездил к отцу, за один день проезжая, до вечерни».
В 1080 году Владимир, по поручению Всеволода, предпринял успешный поход на торков, в 1084 году защищал интересы Ярополка Изяславича от Ростиславичей, захвативших, было, город Владимир. Через год Мономах одержал победу над самим Ярополком, выступившим по наветам «злых советников» против своего дяди — великого князя. Ему пришлось вести войну и со старым врагом Ярославичей Всеславом Полоцким, совершившим набег на Смоленск: не застав врага в разоренном им городе, Владимир постарался наказать жителей Полоцкой земли. Два похода Мономах совершил на не желавших подчиниться вятичей, возглавляемых неким Ходотой и его сыном. Приходилось ему бороться и с половцами, несмотря на то, что время от времени степные кочевники превращались в союзников Мономаха, который при случае умел ладить с ними не хуже самого Олега Святославича.
Всеволод постарался сконцентрировать в своих руках наиболее важные центры Древней Руси: Киев, Чернигов, Смоленск, Переяславль, Ростов и Суздаль. Перед смертью, в 1093 году, он вызвал в Киев Владимира. Казалось, что у Мономаха есть все для того, чтобы занять стол князя днепровской столицы. Однако сами киевляне были недовольны Всеволодом, перед кончиной выпустившим из рук бразды правления и попустительствовавшим «младшей» дружине, «и люди, — говорит летописец, — не могли добиться правды княжой». Мономах отлично понимал, что без поддержки киевлян он не сможет победить в борьбе со своим двоюродным братом Святополком Изяславичем. А в том, что эта междоусобица возникнет, сомневаться не приходилось: Святополк был старшим внуком Ярослава и, естественно, не намеревался отказываться от своих прав. Владимир принял решение уступить и ушел в Чернигов, продемонстрировав уважение к воле народа, чем переменил общественное мнение в свою пользу.
Сразу после смерти Всеволода активизировались половцы. Сначала они желали заключить мир, но это не нравилось как киевлянам, так и Святополку. Несмотря на предостережения Мономаха, советовавшего поскорей замириться с кочевниками, дело обернулось кровопролитной сечью на берегах реки Стугны, в которой русские воины потерпели сокрушительное поражение. В битве участвовали и Владимир со своим родным братом Ростиславом, который утонул в суматохе начавшегося массового отступления. Половцы же принялись разорять Русскую землю. На следующий год Святополк был вынужден заключить мир с половцами и даже взял в жены дочь половецкого князя Тугоркана: так киевляне смогли по достоинству оценить мудрость Владимира, с самого начала не желавшего войны с кочевниками.
В 1094 году к Чернигову подступил Олег Святославич с сильной половецкой ратью. Мономах стойко защищал город, но скоро понял, что черниговцы более склонны поддержать «своего» князя Олега, отец которого владел их землей и был похоронен здесь же, в соборе святого Спаса. Владимир решил договориться со Святославичем и покинуть Чернигов. В свою «отчину» Переяславль князь прошел сквозь вражеское войско. Позже Мономах написал об этом так: «И облизывались на нас половцы точно волки, стоя у перевоза на горах».
Спустя год половцы пришли к Владимиру с целью заключить мир, среди них было и два хана — Илтарь и Китан. Князь не намеревался ссориться со степняками, но из Киева прибыло посольство, потребовавшее их перебить, и Владимиру пришлось подчиниться. После этого, в 1095 году, Владимир и Святополк Киевский предприняли довольно удачный поход против половцев. Звали братья с собой и Олега, но тот отказался, предпочитая держаться особняком.
На следующий год Святополк и Владимир потребовали от брата прибыть для заключения соглашения, однако Олег вновь отказался, после чего против него начались военные действия. Скоро Олег был изгнан из Чернигова, а потом и из Стародуба. Ему пришлось покориться и дать согласие на встречу с князьями. Обещал он привести из Смоленска и своего родного брата Давида. Однако, достигнув Смоленска и собрав войска, Олег воспользовался тем, что его враги заняты походом против половцев, и устремился к Мурому, также принадлежавшему к его владениям. В то время Муром был занят сыном Мономаха Изяславом. Олег смог овладеть осажденным городом, а отважно защищавший его стены Изяслав погиб. Потом Святославич вторгся в Ростовско-Суздальские владения Владимира, сумев обложить земли Мономаха данью. Это шло вразрез с интересами новгородцев, чьим князем был сын Мономаха Мстислав. Юный князь с помощью новгородских отрядов успешно противостоял Олегу, войско которого было разбито на реке Колокше, а сам Святославич принужден был отступить в Рязань. Ему пришлось искать общий язык с дядьями, но, опасаясь подвоха, Олег сумел настоять на проведении встречи с князьями в Черниговской земле, в Любече.
В 1097 году князья собрались в Любече, чтобы постараться раз и навсегда разрешить то и дело возникавшие между ними политические и военные трения. Летописец так описал этот «снем» (съезд): «Пришли Святополк, и Владимир, и Давид Игоревич (внук Ярослава Мудрого), и Василько Ростиславич, и Давид Святославич и брат его Олег, и собрались на совет в Любече для установления мира, и говорили друг другу: “Зачем губим Русскую землю, сами между собой устраивая распри? А половцы землю нашу несут розно и рады, что между нами идут войны. Да отныне объединимся единым сердцем и будем блюсти Русскую землю, и пусть каждый владеет отчиной своей: Святополк — Киевом, Изяславовой отчиной, Владимир — Всеволодовой, Давид и Олег и Ярослав — Святославовой, и те, кому Всеволод роздал города: Давиду — Владимир (Волынский), Ростиславичам же: Володарю — Перемышль, Васильку — Теребовль.” И на том целовали крест: “Если отныне кто пойдет, против того будем мы все и крест честной”. Сказали все: “Да будет против того крест честной и вся земля Русская”...»
Этот договор был выгоден Владимиру: он закрепил во владении свою вотчину. Признав за Святославичами права на Чернигов, он постарался сделать так, чтобы княжил там Давид, а не его старый враг Олег, которому достались менее значимые Новгород Северский и Курск. Во владении сына Мономаха Мстислава остался Великий Новгород. Неслучайно историки говорят о произошедшем в Любече охлаждении в отношениях великого князя и Владимира.
Казалось, что теперь в разросшемся княжеском семействе, наконец, воцарится мир. Однако жизнь очень скоро выявила непрочность этого союза... Возвращаясь из Любеча, Давид Игоревич подговорил Святополка Изяславича схватить Василька Теребовльского. Их замысел поддержали и киевляне. Василько был ослеплен и отправлен к Давиду во Владимир Волынский. Такое вероломство настолько возмутило русских князей, что даже недавние враги — Мономах вместе с Олегом и Давидом Святославичами — двинулись на Киев. «Зачем ты зло это учинил в Русской земле и вверг нож в нас? Зачем ослепил брата своего?» — грозно вопрошали их послы Святополка, а тот, испугавшись новой мощной коалиции, хотел, было, бежать, но киевляне преградили ему путь к отступлению. Усмирять праведный гнев князей отправились вдова Всеволода Ярославича и митрополит Никола. Пошли они именно к Мономаху, и тот согласился заключить мир. (Этот факт укрепил авторитет Мономаха в Киеве.) Святополк, возложив всю вину на Давида Игоревича, пообещал участвовать в войне против него (1098 год).
Давид попытался захватить Василькову волость, но был побежден родным братом ослепленного князя Володарем и принужден, наконец, выдать несчастного Василька. Позже, в 1099 году, Давид потерял Владимир, из которого его изгнал Святополк, и все его попытки вернуть город не увенчались успехом. В 1100 году в Уветечах состоялся новый княжеский «снем», закрепивший Владимир Волынский за Святополком, куда тот посадил своего сына Ярослава.
В 1001 году князья вновь собирались на съезд на реке Золотьчи (приток Днепра). Здесь присутствовали Святополк Киевский, Владимир Всеволодович и Святославичи. На этот раз решался внешнеполитический вопрос: заключать ли мир с половцами? Войну решено было отложить. На следующий год князья вновь собрались для обсуждения «половецкого вопроса» у Долобского озера. На сей раз они решили идти в поход против кочевников. Но когда начать? Святополк и его дружина полагали, что весна — неподходящее время для военного похода, так как и люди и кони нужны для пашни и сева. На что Мономах вполне резонно возражал: «Дивно мне, дружина, что лошадей жалеете, которыми пашут; а почему не подумаете о том, что вот начнет пахать смерд и, приехав, половчанин застрелит его стрелою, а лошадь его заберет, возьмет жену его и детей его, и все его имущество? Лошади вам жаль, а самого не жаль ли?» Такие доводы звучали убедительно, к тому же половцы, ослабленные после зимы, были явно не готовы к сражению. Многочисленная русская рать двинулась в степи и одержала крупную победу, «ибо взяли тогда скот, и овец, и коней, и верблюдов, и вежи с добычей и с челядью… И вернулись на Русь с полоном великим, и со славою, и с победой великой» (1103 год). Мономах еще раз продемонстрировал киевлянам свою государственную мудрость. Половецкие нашествия продолжались и позже, но Владимир умело подавлял их. В 1111 году князья, среди которых был и Мономах, совершили новый крупный поход против степняков, который оказался успешным. Войны эти заставили половцев откочевать от русских земель подальше в степи.
В 1113 году умер великий князь Святополк. Киевляне собрались на вече, и здесь усилия Мономаха по привлечению симпатий киевлян, наконец, принесли свои плоды: народ пригласил его на княжение. Впрочем, Владимир не торопился следовать этому приглашению. Когда в Киеве узнали об отказе князя, в городе начались беспорядки. Разграбили двор тысяцкого Путяты, начались грабежи имущества евреев. (Иногда в литературе можно встретить утверждения о, якобы, имевшем место тогда первом «погроме» на Руси. Едва ли это было так. Здесь, скорее, имела место вражда не национальная, а социальная. Народ был возмущен получившим распространение долговым закабалением. К тому же, по сведениям В. Н. Татищева, еврейская община выступила против Мономаха на стороне Олега Святославича.) Последовало вторичное приглашение Владимира, и он согласился принять власть, «и все люди были рады и мятеж утих». Так решение веча отменило принцип родового наследования Рюриковичей, согласно которому княжить в Киеве должен был Олег.
Вступив в Киев, князь сразу постарался урегулировать отношения многочисленных должников с их заимодавцами. Был принят устав «о резах» (процентах), имевший в целом компромиссный характер, хотя нельзя не признать, что, прежде всего, он облегчал положение должников. Владимир старательно поддерживал свой авторитет в народной среде. В 1115 году по настоянию Олега и Давида Святославичей совершается перенос мощей святых Бориса и Глеба в новую церковь, серебром же и золотом раки святых мучеников оковал Мономах.
В 1116 году старый князь вместе со Святославичами принужден вновь идти в поход для усмирения Глеба, сына Всеслава Брячиславича Полоцкого (в 1068 году киевляне объявили его своим князем). Глеб запросил мира, но не оставил надежд на киевское вокняжение, и Мономах вынужден был заточить его. Столкновение Владимира с Ярославом Святополковичем закончилось гибелью последнего. Не всегда ровными были отношения великого князя с Володарем и Васильком Ростиславичами, выступавшими и как его союзники, и как противники; но, в конце концов, Владимир покорил и их. Изредка доставляли беспокойство половцы. Сразу после смерти Святополка они пытались использовать временное неустройство на Руси, но, узнав о том, что Мономах собрал войско, бежали, опасаясь вступать в бой. Для нанесения упреждающих ударов по кочевникам князь организовывал походы на Дон. Разрядка обстановки на степной границе Руси позволила несколько активизировать внешнеполитические действия на Дунае, впрочем, здесь особого успеха Владимир не добился. Его сыновья воевали против чуди, а также волжских булгар.
Личная доблесть, государственная прозорливость и щедрость прославили Владимира как мудрого правителя. Киевский князь пользовался поддержкой церкви. В 1117 году он перевел своего сына Мстислава из Новгорода в Белгород, ближе к днепровской столице. Это была подготовка к передаче власти по наследству, на сей раз от отца к сыну.
При правлении Мономаха возникали как отдельные здания, так и новые города, были сооружены каменные храмы в Переяславле (1098 год) и Смоленске (1101 год), интенсивно велось строительство в Новгороде. Князь основал Владимир-на-Клязьме (по сведениям более поздних летописей, этот город заложил еще Владимир Святославич, креститель Руси), Остер-на-Десне, созданы были укрепления на реках Суле и Удае.
Перу князя принадлежит удивительный литературный памятник, сохранившийся в Лаврентьевской летописи, — так называемое «Поучение», адресованное прежде всего княжеским детям. В нем Мономах описывает превратности своей жизни, поучает князей не лениться, быть стойкими и мужественными в военных походах, щедрыми к народу. Особенное внимание Владимир уделял вопросам веры и благочестия. Повествовал он и о своих замечательных охотничьих успехах.
В 1125 году Мономах скончался. Летопись так отозвалась на его смерть: «Преставился благоверный князь, христолюбивый и великий князь всея Руси, Владимир Мономах, который просветил Русскую землю, подобно тому, как солнце пускает свои лучи. Слух о нем прошел по всем странам, больше всего он был страшен поганым, был братолюбцем и нищелюбцем, и добрым страдальцем за землю Русскую…». Похоронили князя в Софийском соборе рядом с могилой его отца Всеволода.
Популярность Владимира в среде киевлян позволила его сыну Мстиславу без особых затруднений занять отцовский стол.

Мстислав Владимирович (1076–1132)
Мстислав Владимирович (в крещении — Федор) родился в 1076 году. Он был сыном Владимира Мономаха от первого брака с Гитой, дочерью последнего саксонского короля Англии Гарольда. Скорее всего, от матери Мстислав получил еще одно имя — Харальд, под которым его знали в западной Европе. Интересно, что крестным отцом Владимировича стал Олег Святославич, князь Черниговской ветви, внук Ярослава Мудрого, тот самый, с которым впоследствии Мономаху, да и самому Мстиславу пришлось так много воевать.
О детских годах князя известно мало. Однако мы знаем, что уже в 1088 году, в возрасте двенадцати лет, княжича, по инициативе его деда Всеволода Ярославича, тогдашнего великого князя Киевского, привезли в Новгород. (Ранее здесь княжил Святополк Изяславич, другой внук Ярослава, перешедший в Туров.) Так началась политическая деятельность Мстислава. Уже через пять лет он был переведен в Ростов, на северо-восток владений своего отца. По всей видимости, это событие как-то связано со смертью Всеволода: новый великий князь Святополк постарался ослабить своего соперника Мономаха, и добился удаления его сына с берегов Волхова. Позже Мстислав, вероятно, княжил в Смоленске. Но в 1095 году новгородцы вновь пригласили князя к себе, вместо Давида Святославича, который вынужден был заменить Мстислава на Смоленском княжении. Складывалась очень непростая ситуация: за год до этих событий Владимир Всеволодович потерял Чернигов; междоусобия не утихали. К тому же, немаловажным фактором оставалась половецкая угроза. Мономах был заинтересован в ослаблении Святославичей, и неудивительно, если он приложил руку к переходу одного из них — Давида — из Новгорода в Смоленск. Во всяком случае, Давид ушел не по доброй воле: есть свидетельства, что новгородцы его изгнали.
Уже через год, в 1096 году, Мстислава ждало суровое испытание: в Ростово-Суздальскую землю вторгся его крестный Олег Святославич, воспользовавшись тем, что Владимир Всеволодович в это время был поглощен борьбой с половцами в Южной Руси. Это напрямую задевало интересы Великого Новгорода, но напрасно Мстислав пытался урезонить агрессора: «Иди из Суздаля в Муром, а в чужой волости не сиди». Аппетиты Олега теперь распространялись даже и на сам Новгород! Но новгородцы сознавали свою силу. Они собрали войско, и Святославич вынужден был бежать из Суздаля в Муром. Мстислав Владимирович предложил свое посредничество в деле установления мира, и Олег согласился, но, как оказалось, лишь для того, чтобы выиграть время. Новгородское войско вернулось домой, Мстислав остался лишь с небольшой дружиной, а Святославич вновь подошел к берегам Клязьмы. Однако ему не удалось испугать сына Мономаха: тот скоро собрал войско, затем пришла помощь от отца. Дабы ввести в заблуждение врага, над ратным станом развернули стяг самого Мономаха. Войско Олега было разбито на реке Колокше, а сам он бежал в Рязань. Теперь у него не было другого выхода, кроме как договариваться с дядьями, но он, опасаясь подвоха, настоял на проведении встречи в Черниговской земле («Любечский снем» (съезд) 1097 года). Юный Мстислав с честью выдержал трудное испытание: опираясь на новгородских воинов, он смог успешно противостоять захватчикам. При этом князь проявил дипломатический талант и миролюбие, активно стараясь участвовать в поисках компромисса и в установлении мира.
В 1102 году Святополк сделал попытку сместить Мстислава, заменив его на новгородском княжении собственным сыном, но этому резко воспротивились сами новгородцы, твердо заявившие: «Не хотим ни Святополка, ни сына его. Если же две головы имеет сын твой, то пришли его…». И гордый великий князь покорился. Чем же мог быть вызван такой жесткий ответ? По-видимому, на берегах Волхова совсем не желали усиления Киева. Свободолюбивым новгородцам намного более подходящим казался князь, с малых лет живущий в Новгороде, знакомый с его традициями, «вскормленный» новгородцами. Такое «вскармливание» князей стало, по мнению отдельных ученых, действенным средством против попыток Киева подчинить Новгород. Мстислав действительно сумел стать «своим» для новгородцев, даже сам Мономах называл его в «Поучении» «сыном старшим, новгородским» (курсив мой. — Р.С.).
Подобно своему родителю, Мстислав любил охоту. Однажды он был смертельно ранен зверем, распоровшим ему живот. Смерть была неминуема, но, по утверждению князя и его матери, спасение пришло от святого Пантелеймона. Этот случай был описан западноевропейскими проповедниками и известен нам лишь в их изложении.
Мстиславу приходилось довольно часто участвовать в военных походах. В 1111 году он предпринял поход на очелу (чудское племя), а в 1113 году — на чудь. Не прошло и трех лет, как князь взял город чуди Медвежья Голова, разорил множество погостов и завоевал богатые трофеи. И все это несмотря на то, что за год до того в дружине Мстислава произошел массовый падеж лошадей!
Подобно своему отцу, Мономашич активно отстраивал церкви и городские укрепления. В 1103 году он заложил храм Благовещенья, в 1114 году церковь святого Николы на Дворище (Николо-Дворищенскую), и в том же 1114 году начал создавать новые городские укрепления в Новгороде и Ладоге.
В 1117 году Мстислав отправился на новое княжение в Белгород, поближе к Киеву. Владимир Всеволодович к тому времени упрочил свое положение великого князя, и задумывал, вероятно, передачу власти по наследству сыну. Мономах желал познакомить киевлян со Мстиславом, чтобы приучить их к будущему своему владыке. В Новгороде, без согласия самих новгородцев, был оставлен княжить внук Мономаха Всеволод Мстиславич. Забегая вперед, можно сказать, что князь совершил политическую ошибку: без поддержки Новгорода Всеволод не смог удержать княжения. Уже на следующий год в городе произошли беспорядки, и Владимир с Мстиславом вызывали к себе знатнейших новгородцев, чтобы привести их к присяге на верность («и подводили их к честному кресту»), некоторые из бояр подверглись заточению.
В 1122 году умирает супруга Мстислава Христина, однако долго князь не скорбел: в тот же год он женился во второй раз. Интересен выбор князя: его женой стала дочь новгородского посадника Дмитрия Завидовича, умершего в 1118 году. Князь по-прежнему не желал терять связей с Новгородом, и такой брак должен был способствовать укреплению этих связей.
В 1125 году оканчивает свой жизненный путь Владимир Мономах, и Мстислав без особых затруднений становится великим князем Киевским. В Переяславле сел младший брат Мстислава Ярополк.
Узнав о смерти их грозного врага Владимира, половцы попытались совершить набег на русские земли. Но Ярополк, даже не дождавшись помощи от брата, с одними лишь переяславльскими полками, нанес кочевникам сокрушительное поражение, при беспорядочном бегстве многие из них утонули в реке.
Пришлось Мстиславу вмешаться и в дела князей Черниговских. В 1127 году сын Олега Святославича Всеволод изгнал своего дядю Ярослава из Чернигова. Тот попросил заступничества у князя Киевского. Мстислав обещал оказать помощь и целовал на том крест. Всеволод, по примеру отца, привлек на свою сторону половцев. Но Ярополк Владимирович сумел прервать переговоры между этими союзниками, и половцы, не имея вестей от Всеволода, отступили. Положение Ольговича становилось все более критическим, и тогда он решился смиренно просить Мстислава о мире, обещая покориться воле великого князя. Всеволод осыпал дарами бояр великого князя московского. В это время из Мурома прибыл сам Ярослав, чтобы добиться от Мономашича выполнения уговора. Однако в дело вмешался игумен монастыря святого Андрея Григорий, который пользовался особым уважением покойного Владимира Всеволодовича. Он убеждал Мстислава не вступать в войну, не проливать крови, говоря, что убийство — больший грех, нежели нарушение клятвы. Был созван собор духовенства (митрополита на Руси еще не было), который принял грех преступления крестоцелования на себя. И Мстислав отказал Ярославу в обещанной помощи.
В 1127 году Мстислав задумал разрешить, наконец, давний спор, начатый еще его предками Рюриковичами, с князьями Полоцкими, потомками князя Рогволода, отца несчастной Рогнеды, жены Владимира Святого. Киевский князь собрал огромное войско, в состав которого вошли воины многих князей, в том числе Всеволода Ольговича, таким образом отблагодарившего Мстислава за ненападение. У союзников имелся умело разработанный план: военные действия начались в разных местах одновременно. Полоцкая земля была завоевана, ее князья попали в плен. Через два года, в 1129 году их вместе с семьями отправили подальше от Руси в далекий Константинополь. В 1130 году Мстислав посылал сыновей воевать против отложившейся, было, чуди, которую вскоре вновь обязали выплачивать дань, а в 1131 году сам пошел в поход на Литву.
Мстислав активно отстраивал свою столицу. В 1128 году им заложена каменная церковь святого Федора, а в 1132 году — каменный храм Пресвятой Богородицы.
Ко времени Мстислава относится древнейший письменный источник административного характера. Это выполненная на пергаменте жалованная грамота новгородскому Юрьеву монастырю, данная от имени Мстислава и его сына Всеволода. На основании грамоты обитель получила право на сбор повинностей с села Бойцы.
В 1132 году Мстислав умер. Похоронен он был в им же построенной церкви святого Федора.
Периодом княжения Мстислава Всеволодовича заканчивается краткий отрезок относительного мира между князьями, начавшийся с вокняжения в Киеве Мономаха. Впереди были годы кровавых междоусобиц. Историки объясняют это все большим обособлением русских земель друг от друга, превращением их в настоящие города-государства, в чем-то даже схожие с древнегреческими полисами. Такие княжества не могли не враждовать друг с другом в борьбе за гегемонию. Борьба осложнялась дроблением внутри самих княжеств: из-под власти крупных городов той или иной земли пытались выйти города подчиненные, «младшие». Таким образом, за многочисленными княжескими «которами» (усобицами) стояли реальные, исторически сложившиеся противоречия между древнерусскими землями.
Продолжение следует!

(с) Борис Трубников
https://www.facebook.com/boris.trubnikov.7?fref=nf
Subscribe

  • мой кинозал

    Был такой журнал раньше, "Караван историй". Я его очень любила, потому что там всегда были здоровские очень фотки всяких творческих и не очень…

  • Я сделала это.

    Это мой первый опыт дрифтвуда. Больше месяца у меня ушло, что бы в перерывах между домашними делами, болезнью, огородом, декупажем, собрать деревяшки…

  • дождались, блядь

    Мы ждали лета - пришёл Пиздец. На солнце пекло и слепни, в тени комары. Если честно, я за всю свою немаленькую жизнь не видела столько разнообразных…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments