ja4menevo (ja4menevo) wrote,
ja4menevo
ja4menevo

Category:

Продолжение: Всеволод Большое Гнездо

Всеволод Юрьевич Большое Гнездо (1154–1212),
Юрий (1188–1238), Константин (1186–1219)
Ярослав (1191–1246) и Святослав (1196–1252)
Всеволодовичи
Всеволод родился около 1154 года, его матерью была вторая жена Юрия Долгорукого, гречанка, имя которой неизвестно. Уже будучи ребенком, он узнал на собственном горьком опыте все перипетии княжеских усобиц: его старший брат Андрей изгнал Всеволода вместе с другими младшими Юрьевичами и их матерью из Северо-Восточной Руси. Во время этой вынужденной эмиграции юный княжич пребывал на родине матери в Константинополе. После он смог вернуться на Русь, однако, вплоть до насильственной смерти Андрея Боголюбского, Всеволод предпочитал держаться в тени.
Князь был дважды женат. Первой его супругой была Мария, дочь чешского князя Шварна. Она скончалась в 1206 году, за восемнадцать дней до смерти приняв монашеский постриг. На ее долю выпали жестокие страдания: семь лет провела она «лежа в немощи». Ее стараниями был создан во Владимире Успенский Княгинин монастырь с главным каменным храмом во имя Успения Пресвятой Богородицы, в котором она и была похоронена. От брака с Марией у Всеволода было множество детей: Константин (родоначальник князей Ростовских), Борис, Юрий (погиб в бою с татарами), Глеб, Ярослав (родоначальник князей Московских, Тверских и др.), Владимир, Святослав, Иван, Верхуслава, Анастасия, Всеслава и Василиса. А в 1209 году Всеволод женился во второй раз на Любови Васильковне, дочери Витебского князя. Были ли у него дети от второго брака — точно не известно.
В 1175 году, после утверждения Михаила Юрьевича во Владимире, Всеволод отправился княжить в Переяславль Залесский, но уже в 1176 году Михаил умер, и владимирцы пригласили Всеволода к себе. Это не устраивало ростовцев, желавших подчинить Владимир своей воле. Выразителем их интересов стал племянник Всеволода, который уже однажды правил в Ростове, Мстислав Ростиславич. Этот князь, сидевший в Новгороде, отправился в поход против своего дяди, но был разбит. Ему не удалось вернуться на берега Волхова, вече отказалось принять его, и пришлось Мстиславу отправиться в Рязань к своему зятю Глебу. Затем они еще раз, призвав на помощь половцев, отправились войной на Всеволода, но потерпели жестокое поражение, а сами князья попали в плен. Раздраженные происками Мстислава, владимирцы хотели расправиться с ними. Дабы избежать этого, Всеволод приказал заключить пленников под стражу. Владимирский князь смог добиться выдачи из Рязани еще одного своего племянника — Ярополка Ростиславича. Это послужило поводом для мятежа в городе: владимирцы требовали казнить или ослепить своих врагов. И, в конце концов, они добились своего: Мстислав и Ярополк Ростиславичи были лишены зрения. Летописец оправдывает Всеволода, перекладывая всю вину за совершенное злодеяние на горожан, но выгоды, полученные князем от устранения соперников, наводят на мысль о его соучастии в расправе, учиненной над племянниками, хотя, безусловно, инициатива исходила от горожан, от веча, и к их властному голосу великий князь не мог не прислушиваться. После этого Ростиславичи были отпущены и ушли в Новгород (князь Глеб Рязанский умер в заточении). А на будущий год владимирские войска захватили и разорили Торжок. Интересно, что и здесь князь следует непреклонной воле горожан. Изначально князь не собирался разорять этот пригород Новгорода, а желал лишь взять с него откуп, но воины, сопровождавшие князя, потребовали отдать им богатый Торжок на разграбление, и Всеволод вновь подчинился.
Всеволод старался установить мир в русских землях, не желая при этом терять контроль над политической ситуацией, а потому ему часто приходилось участвовать в усобицах разросшегося семейства Рюриковичей. Он активно вмешивался в дела Рязанских, Черниговских князей, имел постоянные трения с Великим Новгородом. Старался Всеволод соблюдать и церковный суверенитет Северо-Восточной Руси от Киева. Кандидатов в епископы для Ростова, Суздаля и Владимира он подбирал сам, хотя и посылал их на поставление к митрополиту в Киев. Но когда однажды митрополит попробовал прислать епископа-грека в Суздаль без совета с Владимирским князем, Всеволод не принял незнакомого иерарха, и митрополиту пришлось уступить и рукоположить кандидата, выдвинутого самим Всеволодом.
Владимирский князь имел довольно сильное влияние в Южной Руси. Князь Киевский Святослав Всеволодович возражал против активного вмешательства Всеволода в дела Рязанской земли. В 1181 году дело дошло до открытого вооруженного конфликта: войска соперников стояли друг против друга, но до боя дело не дошло, воины Святослава удалились, предварительно предав огню город Дмитров. Осложняло отношения с Киевом и активное участие Владимирского князя в политических делах Великого Новгорода. Однако противостояние не было выгодно ни одной из сторон. В отличие от своего отца, Всеволод не думал о княжении в Киеве, а Святославу не нужен был северо-восток. Отсутствие явных противоречий послужило основой, позволившей им найти взаимопонимание. В середине восьмидесятых годов XII века отношения князей были урегулированы. Всеволод сумел породниться с князьями Южной Руси, это привело к тому, что после смерти Святослава Всеволодовича в 1195 году князем Киевским стал сват Владимирского князя Рюрик Ростиславич, причем, последний завладел днепровской столицей не без содействия своего могущественного свойственника. Летопись так говорит об этом: «Послал великий князь Всеволод мужей своих в Киев и посадил в Киеве Рюрика Ростиславича». И в дальнейшем, вплоть до смерти Рюрика в 1205 году, князья действовали заодно в междоусобицах, терзавших Южную Русь. Чтобы сохранить свое политическое влияние в этом регионе, Всеволод контролировал городки Остер и Переяславль Русский, где княжили его близкие родственники. Владимирский князь, совместно с митрополитом, старался воспрепятствовать усобицам на юге, что еще больше поднимало его и без того значительный, благодаря возросшему влиянию Суздальской земли, авторитет.
В 1182 году, следуя примеру своего брата Андрея, Всеволод пошел войной на Волжскую Булгарию, в тот же год он вынужден был вторично штурмовать Торжок. В 1184 году киевский князь, собрав целое войско, отправился к берегам Волги. Поход закончился заключением выгодного для Руси мира. В 1186 году была предпринята новая военная экспедиция против волжских булгар. Воевал Всеволод и с половцами: по примеру Мономаха, в 1199 году он вторгся в степные просторы... Характерной чертой всех этих походов было отсутствие территориальных присоединений. Их основная задача состояла в обеспечении свободной торговли владимирских купцов и военной безопасности Северо-Восточной Руси.
Всеволод стремился укрепить авторитет Владимиро-Суздальской Руси не только с помощью военной силы или дипломатии. По примеру старшего брата Андрея Всеволод уделял большое внимание строительству каменных храмов и основанию монастырей, особенно в своей столице Владимире. Именно там его стараниями был создан в 1192 году монастырь Рождества Пресвятой Богородицы. Желая поднять значение этой обители (а значит и значение своего княжения), он добился того, что игумен ее стал именоваться архимандритом, как и настоятель главного монастыря Руси — Киево-Печерского. Там же была возведена и каменная церковь. В 1207 году князь повелел основать Ризоположенскую обитель в Суздале.
В пожаре 1185 года серьезно пострадал Успенский собор, построенный в свое время Андреем Боголюбским. Всеволод обновил и даже перестроил храм (1189 год). Принято считать, что именно тогда собор приобрел свой настоящий вид. Из построек самого Всеволода, наверно, наибольшую культурную ценность представляет церковь святого Дмитрия, построенная на княжеском дворе во Владимире. Ее белокаменные стены украшены чудесной, очень тонкой по исполнению, резьбой. Здесь можно увидеть растительные узоры, царя Давида, сказочных зверей и т.д.
В 1212 году Всеволод Юрьевич умер. Во время своего долгого княжения он старался не повторять ошибок предшественников. Он не забывал о Киеве, сохранял влияние в Южной Руси, но вовсе не стремился стать киевским князем во что бы то ни стало, как когда-то его отец Долгорукий. Осознавая усиливающуюся мощь Владимиро-Суздальской Руси, Всеволод искал в ней опоры, к тому же он умел ладить с народом. Мнение веча часто предопределяло его политические шаги. Князю сопутствовал успех в начатом Андреем Боголюбским натиске на Волжскую Булгарию. Всеволод следовал примеру брата и в распространении каменного строительства.
Кажется, счастье сопутствовало ему в семейной жизни вплоть до болезни первой жены. У князя имелось многочисленное потомство, хотя многие из его отпрысков не пережили родителя.
За год до смерти Всеволод вызвал из Ростова во Владимир старшего сына Константина для заключения «ряда» (договора) с горожанами о наследовании им великокняжеского стола. Константин должен был уступить Ростов своему брату Юрию, а сам стать князем Владимирским. Такое развитие событий, однако, его не устраивало, а потому Константин не поехал к отцу. Он хотел получить власть над обеими частями отцовского княжения, не скрывая своего намерения выдвинуть Ростов на первый план. Всеволод был возмущен, да и владимирцев такой вариант мало устраивал: они уже привыкли к ведущей роли родного города. А потому был заключен «ряд» владимирского веча с другим сыном Всеволода — Юрием. Именно он и стал великим князем Владимирским после смерти отца. Княжеское решение пришлось не по душе ни Константину, ни стоявшим за его спиной жителям Ростова, желающим подчинить себе Владимир.
Юрий, сын Всеволода Большое Гнездо и чешской княжны Марии Шварновны, родился около 1188 года. В 1211 году он вступил в брак с Агафьей, дочерью Всеволода Святославича Черемного, принадлежавшего к ветви князей Черниговских. В 1212 году после смерти отца Юрий становится великим князем Владимирским, получив, таким образом, преимущество в статусе по сравнению со своим старшим братом Константином, сидевшим в Ростове. Такая ситуация не могла не повлечь за собой междоусобиц. Старший Всеволодович, за которым стояла ростовская община, не приехал на похороны почившего родителя. Он спешно собирал силы для борьбы с братом.
Вскоре княжеские усобицы вспыхнули с новой силой. Добиться значимых успехов, владея лишь Ростовом, Константин не мог: это княжество не обладало достаточными военными и политическими ресурсами для борьбы с усилившимся Владимиром. Войска Юрия дважды подходили к Ростову, князья мирились, но договоры их были очень непрочными, и войны разгорались вновь. Произошло и размежевание между младшими Всеволодовичами: на стороне Константина оказался Владимир, а за Юрия был Ярослав (в будущем отец Александра Невского), а чуть позже и Святополк.
Ростов и Владимир все больше обособлялись друг от друга. Юрий впервые смог добиться поставления епископа для своей столицы и Суздаля. Константин же получил «своего» епископа для Ростова.
Решительный момент в противостоянии братьев пришелся на 1216 год. К тому времени в усобицу вмешался Мстислав Мстиславич Удалой (внук Ростислава Мстиславича Смоленского). Сделать это его заставили враждебные действия его же зятя Ярослава против Новгорода, которые тот предпринимал, опираясь на новгородский пригород Торжок, стремившийся обрести суверенитет. Волховская столица была взята в осаду, в ней начинался голод, но Мстислав прибыл в Новгород и потребовал от зятя открыть подвоз товаров и покинуть новгородские пределы. Ярослав же решил принять помощь от старшего брата Юрия. Мстиславу не оставалось ничего другого, как только вступить в союз с Константином и призвать новгородское вече на борьбу: «…да не будет Торжок Новгородом, ни Новгород Торжком». Вмешательство Новгорода резко изменило соотношение сил в этом регионе Северо-Восточной Руси.
Соединенные силы князей сошлись на широком Липецком поле. Юрий и его союзники были уверены в успехе и уже делили между собой города своих противников. Но в ходе битвы они потерпели жестокое поражение. Таким образом, Константин получил Владимир, Юрий же принужден был уйти в Городец-Радилов на Волге. Ярослав сохранил за собой Переяславль-Залесский, но его тесть Мстислав в наказание отобрал у него свою дочь.
Константин стал княжить во Владимире (Ростов не смог вернуть свой прежний статус), а через год он призвал Юрия и наделил его Суздалем, а также заключил договор, по которому младший Всеволодович после смерти брата должен был вновь занять стол во Владимире. И действительно, в 1219 году Константин умер, и Юрий унаследовал великокняжескую столицу.
В 1220 году новый великий князь отправил в поход против Волжской Булгарии своего брата Святослава. Кампания была успешной: пал булгарский город Ошел. Не без усилий булгарам удалось склонить Юрия к миру. Волжский торговый путь имел огромное значение для экономики Древней Руси, через него осуществлялись связи с Востоком, и понятно, что контролировать его было крайне важно. Потому-то в 1221 году Юрий Всеволодович заложил в устье Оки Нижний Новгород, положение которого было выгодно не только с экономической, но и со стратегической точки зрения. Ведь Ока — эта прямой путь из Поволжья в Северо-Восточную Русь. Подобно своим предшественникам, Юрий Всеволодович разрабатывал восточное направление, на котором базировалась часть его внешней политики. Активно вмешивался он и в дела мордовских князей, помогая своему «ротнику» (вассалу) Пурешу воевать против князя Пургаса.
На западе же новгородцы эффективно противодействовали попыткам католической экспансии со стороны немецких, шведских и датских рыцарей, а также набегам языческой литвы.
Для стран Западной Европы период XI-XIII веков прошел под знаком крестовых походов в ближневосточные земли. Для участия в них создавались военные рыцарские ордена (госпитальеров, тамплиеров и т.д.). В 1198 году (одним из последних) появился тевтонский орден. Ему не удалось достигнуть успеха в Палестине, и он перенес свою деятельность в Европу, в прибалтийские земли, населенные языческими литовскими, латышскими и финно-угорскими племенами (именно тогда появилась пресловутая идея «похода на Восток» (Drang nach Osten)). В 1202 году для христианизации прибалтийских народов создается орден меченосцев. Рыцари соперничали здесь с датчанами, захватившими в 1219 году Ревель (Тарту). К 1224 году крестоносцам удалось подчинить всю Эстонию. Такая агрессивная политика не могла не настораживать соседнюю Русь. Русские войска препятствовали продвижению рыцарей. В особенности успех в этом деле сопутствовал новгородцам. Так, в 1234 году новгородское войско под предводительством Ярослава Всеволодовича одержало победу на реке Эмайыге. Крестоносцы терпели поражение за поражением и от литовцев, и от зимгалов. Для усиления натиска на восток в 1237 году тевтонский орден и меченосцы объединились.
Русь стремилась упрочить свое влияние не только военными средствами: среди сопредельных нехристианских племен велась миссионерская работа. Так, в 1227 году, по инициативе Ярослава Всеволодовича, крещено было множество карел.
Продолжались внутренние усобицы, которые не остановило даже грозное предзнаменование — поражение южнорусских князей от передовых татарских отрядов в 1223 году. Особенно острым было противостояние вокруг Новгорода. Новгородские князья менялись постоянно. Юрий старался не терять своего влияния в Южной Руси, которая все более и более принуждена была считаться с возросшей мощью Владимира. Однако здесь были и другие силовые центры — Галич и Чернигов. Киев постепенно терял самостоятельное значение, за ним оставалась роль некоего символа, княжение в нем по-прежнему было почетным, но уже не давало прежних выгод.
По-видимому, люди в то время испытывали некое смутное беспокойство. Многочисленные предзнаменования свидетельствовали о надвигавшейся беде. Наслышаны были на Руси и об успехах татар в сопредельных странах. Под 1236 годом летопись сообщает о разорении Волжской Булгарии, но в тексте нет и намека на злорадство по поводу бед давнего врага, нет оценки произошедшего как кары Божьей иноверцам (булгары исповедовали ислам). Грозная опасность, нависшая над Русью, становилась все более очевидной, а в 1237 году новые жестокие завоеватели появились на русских границах. Многим суждено было погибнуть от их рук, в том числе и князьям, среди которых был и Юрий Всеволодович.
Ярослав родился в 1191 году, он был сыном Всеволода Юрьевича Большое Гнездо от первого брака с чешской княжной Марией Шварновной. В момент его рождения отец находился в Переяславле (вероятно, Залесском). Политическая деятельность самого Ярослава началась в другом Переяславле — Русском, куда в 1201 году в десятилетнем возрасте княжич отправился по приказу своего родителя. Правление Ярослава в этом городе продолжалось до 1206 года. Здесь, вместе с другими князьями он принял участие в походе на половцев. А в 1205 году Ярослав женился на дочери половецкого хана Юрия Кончаковича. Мы не знаем точно, долго ли существовал этот союз, и были ли от него дети. В 1208 году отец послал Ярослава княжить в Рязани, но тамошние жители злоумышляли против юного княжича, и Всеволод вывел сына, придав Рязань огню. Основным местом княжением для Ярослава стал Переяславль- Залесский, где он начал править еще при жизни отца, а после его смерти получил этот город в качестве наследной вотчины. В 1214 году Всеволодович вступил во второй брак с Ростиславой-Феодосией, дочерью Мстислава Мстиславича Удалого. Вторая жена подарила князю немало детей: Федор (умер бездетным еще при жизни отца), Александр Невский, Андрей (родоначальник князей Суздальско-Нижегородских), Даниил, Михаил Харобрит (Храбрый), Ярослав (основатель ветви Тверских князей) и др.
В 1215 году Всеволодович стал князем Новгородским, но вскоре был изгнан горожанами. После смерти Всеволода Большое Гнездо Ярослав принял деятельное участие в последующих усобицах между Константином и Юрием на стороне последнего. Вместе с ним он потерпел поражение на Липецком поле в 1216 году, когда его тесть, сторонник Константина, отнял у него жену (позже он отпустил ее). Зато Ярослав смог сохранить за собою Переяславль.
После, в 1223 году, Всеволодович вновь стал князем Новгородским. В этом качестве он воевал против крестоносцев в 1223 году под Ревелем и Дерптом, нанес в 1226 году поражение литовцам близ Усвята, ходил в поход в Финляндию против еми (финское племя), крестил в 1227 году карелу. С емью ему пришлось вновь столкнуться в 1228 году. В тот же год Всеволодович покинул Новгород и ушел в свой Переяславль, оставив вместо себя двух сыновей ─ Федора и Александра, однако в 1229 году княжичи вынуждены были бежать к отцу. В 1230 году Ярослав опять вернулся в Новгород, а через год участвовал в походе против князей Черниговских. В 1234 году под его предводительством новгородцы ходили на немцев под Юрьев.
Наконец, в 1236 году Ярослав стал киевским князем, а в Новгороде остался его сын Александр. После гибели в 1238 году в сражении на реке Сить Юрия Всеволодовича Ярослав вернулся на северо-восток Руси, чтобы принять великое княжение Владимирское. В 1243 году ему, первому из русских князей, пришлось ехать в ставку к Бату-хану за подтверждением прав на княжение. Поездка эта закончилась успешно: Батый «почтил Ярослава и людей его великой честью и отпустил, сказав: “Будь ты старшим всех князей в Русской земле”». Сыну князя Константину пришлось отправиться еще дальше ─ в столицу Монголии, Каракорум. В 1245 году князь вновь предпринял поездку в Орду, теперь ему не удалось избежать далекого и трудного путешествия в Каракорум, в котором правила тогда вдова Угедей-хана Туракина. Она-то, по свидетельству находившегося там папского посла Плано Карпини, и отравила Ярослава в 1246 году. Одна из летописей говорит о навете на него какого-то Федора Яруновича. Князь скончался на обратном пути в свои земли. В апреле 1247 года тело его с должными почестями было похоронено во Владимире.
Что могло вызвать подобную развязку? Возможно, интриги других князей, но не исключено, что в Каракоруме в князе Ярославе видели креатуру Бату-хана, отношения с которым у Туракины и ее сына Гуюка, ставшего в том же 1246 году великим ханом, были враждебными.
Позже Александр Ярославич Невский получил от Папы Римского послание с призывом обратить Русь в католичество. В нем упоминалось о якобы имевшем место предсмертном желании Ярослава подчинить Русскую церковь понтифику. Скорее всего, эти слова были вымышленными: ведь сам папский посол Плано Карпини в своей «Истории Монголов», написанной по материалам поездки в Каракорум, ничего не сообщает о таком факте, как последнее волеизъявление покойного князя.

(с) Борис Трубников
https://www.facebook.com/boris.trubnikov.7?fref=nf
Tags: из глубин, любопытненько
Subscribe

  • Питер

    Внезапно скаталась в Питер погулять с друзьями. Потому что Д.В. собирался на выходных уезжать из дома рано утром и возвращаться поздно вечером, а…

  • сок пошёл

    В деревне есть несколько дойных клёнов. Каждый год, в конце марта, мы доим с них сок. Сладкий, вкусный, полезный сок.

  • 18 лет назад

    мы с Д.В. впервые вошли в этот дом. Он был абсолютно пуст, не было вторых рам на окнах, обои свисали со стен, сняты были несколько дверей, патроны…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments