ja4menevo (ja4menevo) wrote,
ja4menevo
ja4menevo

Category:

Лэзи

Думала о ней сегодня всё утро. С трудом вспомнила её имя - Вероника. Потому что по имени мы её почти и не звали.
Почему она Лэзи - понятия не имею. Как данность.
Сколько у неё было детей я тоже не помню. Хорошо помню только сына. Может быть он и был только один, но она вспоминается мне всегда окружённая детьми.
Лэзи была профессиональной попрошайкой. И наркоманкой. Какие там в голове были принципы - я уже никогда не узнаю. Слишком уж всё противоречиво.
Димка Колобзаров вспоминал о ней всегда с грустным вздохом: "Хорошая баба... Тёплая. Чего ей, дурёхе, не хватало?"
Подругами мы с ней никогда не были. Пересекались в разных домах, в Сайгоне, на Эльфятнике, в метро её видела часто: она улыбалась, подмигивала мне, прости, мол, на работе я, потом поболтаем.

А однажды встретились в монастыре, в Пюхтицах, куда и она, и я одновременно приехали избавляться от дурных пристрастий. Нас, нерадивых мамаш, было четверо тогда в монастырской гостинице для трудниц и паломниц. С разным количеством детей. После утренней службы кто-то один из нас забирал всех детей и уводил их гулять, а остальные трое шли в поле, выбирать из свежевспаханной земли корешки сорняков. Потом поле засеяли клевером. Для пчёл.
Был май, такой же жаркий и солнечный, как сейчас. Лэзи дежурила с детьми. К обеду мы пошли к огромным качелям на поляне, недалеко за монастырской оградой, где, как правило, играли наши отпрыски. Солнце, поляна, миллионы жёлтых одуванчиков, счастливые дети качаются на огромных качелях (6 или 7 штук), и рядом, в одуванчиках, спит на своих множественных цыганских юбках и платках, совершенно голая, большая, белая, как сметана, Лэзи. Обгорела, конечно. Ночь промучилась, а с утра я, забрав детей (моя очередь была дежурить), пошла в ближайшее сельпо и купила ей детский крем. Температурила она ещё дня три, но в поле ходила вместе со всеми, молча, сдвинув брови, обливаясь потом, дёргала корешки из земли. "А ты молись, деточка, и будет легше" - благостно блеяла одна из монахинь, щупая горячий Лэзин лоб вечером. "И я помолюсь за тебя..." Я мысленно посылала монахиню в пешее эротическое, но вслух помалкивала, а Лэзи, вскинув на матушку белёсые ресницы, тихо и дерзко отвечала: "Я ещё вас всех тут отмолю..."

А потом я видела её в гостях, где на маленькой кухне сидели несколько взрослых и штук 5 - 6 детишек дошкольного возраста, непонятно чьи, в рядочек. Лэзи, болтая со взрослыми, на полном автомате подходила поочерёдно к детям, снимала с ближайшего футболочку, трусы, сажала на горшок, потом ловким движением укладывала дитё на левую руку, подмывала под краном ему (ей) промежность и уносила в комнату, спать. Когда все дети закончились, она автоматом подошла к юноше, сидевшему рядом, и привычным жестом стала стягивать с него рубашку. И только когда юноша стал сопротивляться, она уставилась на него белыми своими глазами, недоумевая, что не так. Потом хлопнула себя по ляжкам и рассмеялась, бесстыже, как умела смеяться только она. Юноша покраснел.

Говорят, она умерла. Подробностей не знаю. Рефреном в голове только слова Димки Колобзарова: "Хорошая баба... Тёплая. Чего ей, дурёхе, не хватало?"
Tags: "книга мёртвых", Сайгон, бэк ин ю СССР, дружбаны, непридуманные истории
Subscribe

  • упс

    Один неприятный человек на государственной должности несколько дней назад обложил Котика Васильевича матюгами. А сегодня этот чиновник внезапно умер.…

  • что бы не забыть

    Новые теги, записываю, не надеясь на память: 1) #Надувной_БДТ ; 2) #кроличек_золочёненький . Первый для театральных новостей, второй для светской…

  • Питер

    Внезапно скаталась в Питер погулять с друзьями. Потому что Д.В. собирался на выходных уезжать из дома рано утром и возвращаться поздно вечером, а…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments