Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

рысина

Всё, что вы хотели знать обо мне, но стеснялись спросить.

Перечень ярлычков: пасторальный мизантропический экзистенциалист, эскапист, внутренний эмигрант, сочинитель.
Лицо без определённых политических убеждений.
В бан за хамство, троллинг и спамерство отправляю без предварительных ласк.
К друзьям очень избирательна.
Людям с тонкой душевной организацией просьба одеть каску и респиратор: бываю груба до омерзения и при этом воняю на весь журнал.


Использование моих авторских материалов в коммерческих целях, в информационных ресурсах, СМИ и пр. без моего согласия запрещено, и будет преследоваться по закону.
рысина

Рыбалка

- Здесь рыбы нет!
- А кто это говорит?
- Директор катка!

Есть у нас в лесу, километрах в трёх от нас, озеро. Есть озёра и поближе, но это - глухое совсем, про него даже не все местные знают, поскольку оно со всех сторон окружено болотом и подойти к нему сложновато.
Сегодня мы решили сходить на него порыбачить. А то зима как-то стремительно кончается, а я ещё на рыбалке не была.


Collapse )
рысина

Эх Ладога, родная Ладога...

kmgmhkkICVg

Ладога
фото Юрия Мациевского

Случайно увидела в ВК фото и вспомнилось, как в далёкой-далёкой юности довелось мне сходить за ряпушкой на РМС в Ладогу. Само собой, на судне я оказалась неофициально, вне штатного расписания, но как я туда попала - история отдельная, романтическая, сейчас не о том.
Поскольку мозгов у меня, как у всякой природной блондинки, не густо, а тогда было ещё меньше, т.е. чуть больше нуля, а романтизму в жопе - выше ватерлинии, я смело рванула на камбуз, дабы помогать коку. Ну не сидеть же балластом. РМС (рыболовецко-морозильное судно) - калоша не большая, команда плюс-минус десяток человек, помощнику кока делать особо нехуй, разве что развлекать всех, кто не на вахте неумолчным пиздежом. И всё было прекрасно, пока мы пёрли по Неве, до самого Шлиссельбурга я глазела по сторонам, отвлекаясь лишь на то, что бы налить чаю страждущему или же хлеба нарезать к обеду. И нельзя сказать, что мне это занятие надоело, я бы и дальше глазела и жизнерадостно пиздела, но тут мы вышли в Ладогу...

Зрелище, если честно, впечатляющее ахуеть как. Суровая, так сказать, правда жизни. И вроде шторм-то был небольшой, ну так, слегка покачивало, но мне хватило. Со всей очевидностью мне открылось, что при зачатии родители забыли вложить в меня вестибулярный аппарат. Морская болезнь набросилась на меня с такой жадностью и яростью, что при слове "камбуз" у меня темнело в глазах и желудок выскакивал вместе с кишками наружу. Я могла только пить воду и грызть вяленую рыбу, коей, по счастью, на РМС водилось много. Вода вскорости выливалась из меня за борт, а рыба таинственным образом всё-таки усваивалась.

Мужики ходили мимо моего склонённого через борт тела и, посмеиваясь, хлопали по спине - "ничего, ничего... с кем не бывает". К чести их надо сказать, что ни одному из них не пришло в голову хлопнуть меня по заду, и не потому что зад был плох, а потому что не принято было на РМС "блядство разводить", как сказал мне кеп, когда давал согласие на моё присутствие на калоше.

Как говорится в сказках, "три дня и три ночи" длился этот кошмар. Потом Ладога утихла, утихла и моя морская болезнь, но слабость была такая, что кок сам приносил мне в каюту харчей, какая уж тут помощь... К концу недели я всё-таки оклемалась, вернулась на камбуз, но тут обнаружилось, что речевой аппарат у меня ещё не восстановился и не то что болтать, а даже на вопросы я могу отвечать только кратко, а лучше и вовсе односложно.

Путешествие Нильса с дикими гусями моё продлилось девять дней. Девять дней, за которые я научилась молчать, слушать, быстро и чётко выполнять команды, созерцать, останавливать внутренний монолог (намного позже я узнала, что это состояние называется именно так) и поняла, что морская романтика - заебись какая крутая хуйня, но не для меня.

Тогда же я перестала писать хуёвые стихи. А так как хорошие у меня не получаются, не пишу теперь никаких, кроме как детям в стенгазеты или частушки на праздниках.

Да, именно в эти 9 дней я поняла, что детство кончилось. А было мне 17 лет.
рысина

Говнюха.

Неподалёку от нашей деревни течёт речка Пимжа. Заливной лужок возле неё местные, городищенские, называют Говнюхой. Потому как раньше, когда скотины много в деревне держали, на этом лужке выпасали коров. Теперь всё заросло осокой, крапивой в человеческий рост, да хмелем. Рядом бьют три родника. Красиво. Но вот жить там почему-то не хочется, ну никак.
Вспомнила я про Говнюху пока фильму смотрели сегодня второй раз: там финальная битва происходит на Говяжкином лужку, что для понимающих придаёт особую пикантность моменту... =) Ну что за прелесть. =) Надо сказать, что второй просмотр только укрепил мою уверенность в том, что кино у нас снимать не разучились: могут, если хотят. Поймала сегодня несколько деталей, которых вчерась за общей эмоцией не уловила, не отследила, очень уж динамично всё, пока ржёшь, не успеваешь вникнуть в красоту и глубину следующего эпизода. Завтра опять буду смотреть. Буду рассматривать внимательно кузнеца: этот русский Хаттори Хандзо меня совершенно покорил.

А это средняя моя дочь упражняется в гимнастике. =) Просто вот, ни к селу, ни к городу, решила похвастаться своим ребёнком. =)




Завтра трудный день, вечером Крестный ход, литургия, надо готовиться. До утра, конечно, я не дотяну в храме, стоять на одном месте долго для меня уже не реально, спина начинает болеть сильно. А вот Ясько собирается до конца службу отстоять.
Пойду спать. Сил надо много.
рысина

Мой друг - музыкант.

Мой друг-музыкант был немножко застенчив и от этого немножко нагл. Ну, так он старался побороть природную застенчивость. Потому что он не был красивым никогда, и даже симпатичным не был, но зато был чертовски обаятелен. Когда он улыбался - ему никто из барышень не мог отказать. Ни в чём. А уж если он брал в руки гитару и начинал петь - барышни просто открывали рот, сердце и вообще всё, что могли открыть. Мой друг этим пользовался иногда. Но чаще не пользовался. Потому что неудобно - барышни сплошь попадались ему хорошие, обижать он их не хотел, но их было много, а он один. И он мучился. Мучился, что не может сразу вот так ответить взаимностью всем желающим барышням. И если он на чувства ответит - остальные будут страдать. Поэтому он старался ответить сразу нескольким барышням, и они всё равно страдали - теперь уже от избытка конкуренции в борьбе за сердце моего друга. А все остальные, которым он не ответил - молча страдали в стороне.
Collapse )